Читалка

Я не понимаю, это не я! Я не знаю, как это вышло!

щенки русской борзой
Ночь Злата провела на диване рядом со мной, нежась на белом белье. Единственное, что, конечно, ей не нравилось, это то, что ей постоянно совали под хвост какую-то стеклянную палку. Это, конечно, было не больно, но как-то унижало её горделивое достоинство царицы и альфа-самки, но пришлось с этим мириться. Со мной ведь не поспоришь.
Утро следующего дня прошло по заведённому вновь порядку, но днём что-то изменилось. Изменилось в ней, в Злате, в её теле. Что-то стало происходить, чего она не понимала и контролировать не могла.
Её это беспокоило и страшило, она не могла расслабиться. Всё время вскакивала, перебегала с места на место поскуливая. Я пыталась её успокоить, приободрить, но её тело жило своей жизнью и это сильно пугало. Когда у неё отошли воды, она испуганно обернулась на меня, в её округлившихся глазах застыл ужас.
«Я не понимаю, это не я! Я не знаю, как это вышло!» — говорил полный ужаса взгляд в высшей степени чистоплотной девицы.
Я приласкала её и молча убрала лужу. Я волновалась не меньше неё, всю ночь я практически не спала, реагируя на каждое её движение, каждый вздох. Это было впервые в моей жизни, я никогда не принимала родов ни у собак, ни у кошек, ни у мышей.
Конечно, я теоретически подготовилась, насмотрелась видео, спасибо интернету, и меня был под рукой распечатан целый талмуд ценных советов и указаний на все возможные случаи. Была договорённость с врачом и целой клиникой на тот случай, если что-то пойдёт не так, готовых принять несчастную роженицу вместе с обезумевшей хозяйкой. Всё это у меня было, был даже собственный опыт этого мероприятия. Но вот время пришло, и мы остались один на один со Златой и её родами. И ещё у меня был Денис, мой муж, помощник  и единственная реальная опора.
— Денис! — жалобно позвала я.
— Что? — ответила опора сверху, перекрикивая рычащий телевизор.
— Кажется, начинается.
— Сейчас новости досмотрю. — слышу беспечный ответ.
Злата заскреблась в дверь, я пошла к ней. Она не могла найти себе места, я попыталась её уложить, но ей не лежалось. Я села на стул и стала ждать.
Злата вдруг как будто успокоилась, остановившись на полушаге и наклонив голову, она замерла, тело её напряглось. Сзади, из петли показался зеленоватый пузырь, он раздувался и раздувался и вдруг замер. Прошла минута, две, ещё пять, потом ещё пять и ничего не происходило.
В комнату страданий зашёл Денис.
— Ну, что тут у вас?
— Мы рожаем, но что-то не то.
Звоню врачу, окситоцин. Ждём, руки дрожат, мысли путаются. Златка так и стоит, не шевелясь. Вдруг тело её напряглось, пузырь ещё больше увеличился и у самого его основания появилось что-то белое. Нос? Не похоже. Ещё схватка, и то белое, что так смутило вначале, сейчас удивило ещё больше.
«Когти на белом носу». — тупо подумала я. Не сразу до меня дошло, что щенок идёт задними ногами вперёд, это напугало меня ещё больше. С волнением я пыталась сосчитать количество этих задних лап. Насмотревшись видео с разными аномальными положениями плода, при своей везучести я была готова к тому, что все эти варианты достанутся мне. Лап оказалось две плюс один хвостик с белым кончиком. Ещё схватка и я подхватила первого щенка.
— Багряша! — одновременно выдохнули мы с Денисом.
Порвала оболочку, вытерла мордочку, теперь пуповина, зелёнка, теперь растереть тельце. Как-то всё получилось само собой, наверно, это инстинкт. Щенок, а это был Завет, запищал, он был такой крошечный, хрупкий, но мне стоило усилий расцепить его маленькие челюсти, чтобы приложить к соску.
Злата вначале с некоторым удивлением взирала на него, видимо, не понимая, что это и откуда взялось, а главное, при чём тут она и её молочные железы. Потом она потянулась и стала деловито вылизывать детёныша — настоящая нежная и заботливая мать. Теперь можно было выдохнуть, крещение прошло успешно.
Ждём следующего. Через 25 минут родилась пегая девочка — Мечта. Шустрая девчонка жадно стала есть, брат полетел в сторону, сбитый мощным натиском новорождённого нежного создания. Как-то сразу стало понятно, что за эту девушку особенно беспокоится не стоит.
Ещё через полчаса родился Златояр.
— Второй Багряша! — снова мы с Денисом были единодушны.
Они были так похожи с первым щенком, что первому, будущему Завету, пришлось завязать ниточку на шею, чтобы их не перепутать. Положив их рядом, я увидела перед собой зеркальных близнецов. Они отличались друг от друга белыми гольфиками на передних ножках. У одного был гольфик на левой лапке, у другого — на правой. На тот момент это было единственное, что их отличало, ну ,кроме ещё ниточки на шее у Завета.
Вспомнилось Елена Дымченко

Златояр и Завет

«Багряша» и «Второй Багряша» — так мы и звали Завета и Златояра, пока окончательно не определились с именами.
Следующим родился Сокол. Его нам пришлось ждать целых два часа. Он безупречно, можно сказать, классически покинул родовые пути, явив миру свою великолепную пегую шкурку.
Через полчаса родилась Зорица. Эта девица была под стать своей сестрице. Очень яркая, нарядная, на тот момент её пятна казались почти чёрными. Я сначала решила, что она чёрно-пегая, но когда она полностью высохла, стало ясно, что всё же красно-пегая, но чуть темнее Мечты.
Вспомнилось Елена Дымченко

Зорица и Мечта

Обе девицы с самого рождения верховодили над братьями, быстренько сообразили, где молока больше и уже сдвинуть их оттуда было невозможно. Братьям приходилось довольствоваться тем, что осталось.
Итак, у нас уже было три кобеля и две суки.
— Может, достаточно? — спросила я у Златы, она призадумалась. Подумав, через два часа с разницей в десять минут она родила Леля и Сварога.
Вспомнилось Елена Дымченко

Сварог

— Всё, спать! — скомандовала Злата. — Семь щенков вполне достаточно.
Мы радостно согласились и подложили ей щенков. Пощупав живот, ничего там вроде бы не обнаружили и стали кидать жребий, кто сегодня будет спать со Златой и детьми.
Жребий выпал мне и я устроилась рядом на диване. Я очень устала, но сон не шёл, снова и снова в мыслях я принимала щенков. Потом всё же провалилась в сон, разбудил меня истошный крик Златы:
— Ай, ай, ай! — голосила она. — Ещё один!
Я вскочила, прибежал сверху Денис. Я мельком глянула на часы — два двадцать. Четыре с половиной часа прошло с рождения Сварога. на этот раз родился Зверь, растирая его, я любовалась его нарядной шкуркой.
Вспомнилось Елена Дымченко

Зверь и Сварог

«Надо же, — думала я, — как кольцо разорванное. Очень красивый».
Итак, у нас уже было восемь щенков, шесть кобелей и две суки.
Повозившись со щенками и ещё раз пощупав Златкин живот, мы решили, что сейчас-то это уже точно всё, но через пять часов родился Зурбаган.
За полчаса до его рождения Златка забрызгала стену, внезапно выпустив из себя фонтан зеленоватой жижи. И только спустя полчаса, почти всухую, явился Зурбаган. Он был такой маленький, самый маленький из всех. Я долго растирала его, он вздрагивал и снова замирал, я снова и снова тёрла и трясла его. Сил уже не было, голова трещала, а он всё упрямился и не хотел жить.
Мелькнула мысль:
«А может хватит? Уже и так восемь щенков».
Но взглянув на его узорчатую шкурку, я не смогла отпустить его и снова, и снова растирала, трясла и дула в его маленький носик и ротик. И вот раздался слабый писк. Дёрнулся, зашевелился, но ещё очень слабо и неуверенно.
— Ну, давай, малыш, живи!
И вот, наконец, раздался полноценный писк, он стал изворачиваться и вырываться, он жил!
Приложили его к соску — не сосёт, засыпает. Тормошу, снова прикладываю — спит. Не знаю, сколько прошло времени, пока он полноценно не вцепился в сосок, и не стал есть, но это всё же произошло.
Мой маленький Зурбаган! Мой маленький упрямец!
вспомнилось Елена Дымченко

Зурбаган и Сокол

Ну всё, девять малышей, вымотанная Златка, вымотанные мы. Убедившись, что Зурбаган спокойно спит, наевшись, я прилегла. Голова гудела, сил не было.
Теперь спать, спать, спать! Проснулась от крика:
— Ай, ай, ай! — опять верещала Злата.
Господи, неужели ещё? Но это уже невыносимо!
Обречённо сползла с дивана, без особого энтузиазма подошла к Злате как раз в тот момент, когда из неё вывалился Зодчий. Я едва успела подхватить его. Десятый и снова кобель. Он тоже был маленький, чуть крупнее Зурбагана, но родился, как положено в оболочке и закричал сразу.
— Какой красивый! — подумала я, глядя на его ладное, тёмное тельце, чёрную головку и маленькие, аккуратные белые носочки.
— Аристократ! — мелькнуло в голове.
Вспомнилось Елена Дымченко

Зодчий

Зодчий родился в 9.15 утра.
Провалившись в сон, я проснулась и с ужасом заглянула в коробку Златы. А вдруг я проспала ещё парочку кобелей? Щенков было также десять, я вздохнула с облегчением.
Весь день я вздрагивала от каждого её вздоха, не соберётся ли она подарить нам ещё пару малышей, но обошлось.

Часть 1  “Допрыгалась, доигралась!”

Часть 3 “Закон джунглей никто не отменял”

Оставить свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>