Сударь Скорый

Сударь Скорый Елена Дымченко
Жизнь собак, как и людей состоит из множества больших и маленьких событий, радостей и печалей, поражений и побед как панно из кусочков мозаики.
Как они нас выбирают? Или мы их? Не всегда это происходит сразу и всё получается с первой попытки, для некоторых путь к настоящему дому проходит через страх и боль.
Маленькому Сударю почти шесть месяцев.  Он уже давно покинул свой дом, где родился. Побывал в другом, где получил свою порцию страданий, слишком большую для маленького щенка. А теперь судьба, как бы испытав на прочность, в конце концов, привела его в дом Кати.
И вот Сударь: ноги иксом, хвост поджат, в глазах страх. Новая хозяйка протянула к нему руки, но он отступил, отвернувшись и дрожа. Исподтишка, чуть исподлобья смотрит недоверчиво — не верит, страшно. Забился под стол, там ему кажется безопасней, он весь напряжен и готов к защите.
Как вкусно пахнет! Сударь потянул носом, желудок сильно скрутило. Запах такой, что игнорировать его голодному щенку невозможно. Что там? Высунул морду из-под стола, огляделся, вроде никого нет. Осторожно, озираясь по сторонам, выполз из-под стола. Постоял, сделал маленький шаг, ещё один, а заветная миска так далеко. Почувствовав какое-то движение, испуганно огляделся.
ОНА стояла в стороне и смотрела на него как-то странно, как будто в глаз ей попала соринка. В руках у неё ничего не было, а главное, не было той страшной палки с тонким кожаным ремнём, которая дерётся так больно; жалит, как змея и от неё невозможно никуда спрятаться.
Он был очень голоден, а миска была уже так близко, он решился и сделал маленький шажок, ещё один, а потом ещё. ОНА не трогалась с места. Потянул носом — мясо-о-о! Вдруг ОНА сделала шаг по направлению к нему, и он опрометью бросился назад, в своё убежище. Желудок требовал еды, но страх был сильнее, Сударь притаился, спрятался дрожа. ОНА присела на корточки, заглянула к нему под стол. Он отполз ещё дальше, на всякий случай, чтобы не достала и не ударила. ОНА посмотрела на него с грустью вышла из кухни, оставила его одного, прикрыв за собой дверь.
Сударь осторожно выбрался из своего убежища и поспешил к миске. Он заглатывал мясо целыми кусками, потому что спешил, ведь надо было успеть, пока ОНА не вернулась.
А вдруг отнимет, а вдруг побьёт, а может это мясо не для него? Он видел в доме и других собак, своего брата, ещё видел большого взрослого кобеля. Поэтому пока никого нет надо успеть это съесть, а там пусть будет, что будет, ведь ему не привыкать, но он будет хотя бы сыт. Съев всё мясо и даже успев облизать миску, Сударь поспешил скрыться в своем убежище. Он свернулся калачиком и закрыл глаза, пусть они видят, что он всё ещё спит, а значит про пропавшее мясо ничего не знает, он тут ни при чём.
Когда спустя некоторое время Катя вернулась на кухню и, кинув взгляд на опустошенную миску, удовлетворённо кивнула. Присела около стола, заглянув вниз, она увидела маленького свернувшегося Сударя, глаза котого были плотно закрыты.
— Сударь! — позвала она его.
Ни звука, ни движения в ответ.
— Хитрец, — грустно улыбнулась Катя и ушла, не стала его трогать.
«Вот и хорошо, ну и иди». — подумал про себя Сударь и теперь уже действительно заснул.
Когда в доме всё затихло, проснувшийся щенок отправился на разведку. Тихо, бесшумно, готовый в любую минуту к бегству или к защите, он медленно пошёл с обходом нового для себя места. Вышел в коридор, но там никого не было, да и интересного там было мало, только хозяйкины туфли заманчиво пахли кожей. Сударь подошёл поближе, обнюхал добычу, лениво взял в зубы, но настроения с ними разбираться не было, выплюнул.
«Потом разберусь!»
Двинулся дальше и, проскользнув в комнату, в полумраке увидел диван, на котором свесив голову спал тот самый взрослый кобель. Он приоткрыл глаз, взглянул на Сударя и закрыл его снова.
Хорошо, пусть спит. Большой ковёр лежал посередине комнаты, Сударь осторожно ступил на него, он был таким мягким и тёплым. На нём было  бы так хорошо растянуться и подремать, но это слишком опасно. Любой может проходя мимо пнуть или ужалить его той страшной палкой. Нет, Сударь знает правила выживания, под столом может быть и не так мягко, зато безопасно.
И вдруг на середине ковра он увидел ту самую палку, своего самого злейшего врага. Она лежала, беззаботно брошенная, абсолютно без всякого присмотра. Вероятно, она спала, потому что не двигалась. Сударь, собравшись, неслышно подкрался поближе. Она не шевелилась, раскинувшись на ковре, и не проявляла никаких признаков жизни.
Он подошёл еще ближе, она никак не реагировала. Ведь она могла вскочить, взлететь высоко и со всего размаха хлестануть его по бокам, как она это делала раньше, но сейчас она спала.
Сударь ещё был мал телом, но дух его уже был силён. Подкравшись, он молниеносно схватил её зубами и сжал так сильно, как только мог, что бы она не вырвалась, но она даже не сопротивлялась. Рычанье вырвалось из его глотки, слюна заполнила рот, маленькое сердце яростно забилось в груди. Сейчас он с ней разберётся!
Неслышно ступая, с добычей в зубах, он залез под стол и уже там, чувствуя себя в полной безопасности, от души расправился со своим ненавистным врагом. Он рвал её зубами в мелкие клочья пока, полностью не обессилив, не заснул улыбаясь, счастливый.
Когда утром Катя увидела разорванный в клочья арапник, она улыбнулась:
— Ну что ж, со старым покончено.
Для Сударя началась новая, счастливая жизнь, хотя он пока что об этом даже не догадывался.
Дни проходили за днями, недели за неделями. Очень трудно было привыкнуть Сударю к тому, что теперь бить его не будут ни при каких обстоятельствах, а кормить будут всегда вкусной и полезной едой. Что будут любить его и холить и его благополучие и счастье очень важно для этой рыжеволосой, милой женщины по имени Катя. Тяжело давались ему уроки любви и доверия, но всё же, с большим трудом он прошёл эту науку.
Любовь делает чудеса и из маленького, рахитичного, запуганного щенка Сударь вырос в великолепного, харизматичного и вальяжного кобеля.
Он стал невероятно красив и в его тёмных, выразительных глазах десятикратно отражалась любовь, которую ему дарила Катя. И горела его псовина золотом и медью, заботливо расчёсанная любящей рукой.
Он был нежен и по мужски надежен, нрав его был суров. Он был по характеру лидером и первенства своего без боя не уступал. Задира и драчун, гроза местных кошек и собак, он был также звездой выставок, фотомоделью, снимался в кино. А самое главное, он был самый любимый существом для своей хозяйки Кати.
Будучи ещё совсем юным и уязвимым, он уже тогда проявлял удивительную сообразительность.
Тот страшный день, когда они пешком возвращались с охотничьей выставки и старшего кобеля, идущего на поводке, сбила машина прямо на глазах Кати и двух щенков-подростков они не забудут никогда. Маленький Сударь, вывернувшись из ошейника, бежал тогда так далеко, как только могли унести его ноги и где он не мог услышать криков Кати, которая искала его. Он бежал до тех пор пока силы полностью не оставили его.
Он остановился, что бы отдышаться, и буквально рухнул на траву, открыв пасть, Сударь вывалил язык. Воздух судорожными толчками вырывался из лёгких, в глазах темнело. Откинув голову он долго лежал, не в силах подняться. Он был сейчас абсолютно беспомощен и, вспомнив об этом, он рывком поднял себя с земли, огляделся, сделал пару шагов и снова лёг, не в силах двигаться.
Ему было нужно время, что бы прийти в себя, немного успокоиться и восстановить силы.
Проходящий мимо прохожий с удивлением покосился на красивого рыжего пса, лежащего без сил на траве, но пошёл своей дорогой.
Старушка приостановилась, подошла поближе, подслеповато сощурилась:
— Ох, касатик, запыхался-то. Отдышись, отдышись, милый.
Она сердобольно покачала головой, пошамкала беззубым ртом и пошла было дальше. Отойдя на пару метров, она остановилась и снова с сочувствием посмотрела на Сударя, но видимо оценив свои силы, а вернее, бессилие, вздохнула и пошаркала дальше.
Сударь даже не заметил её. Глаза его были бессильно закрыты, он впал в состояние, когда вряд ли что-то могло его напугать или заставить подняться с места.
Ну вот дыхание постепенно выровнялось, Сударь поднял голову, огляделся и понял, что здесь он никогда не был. Когда, смертельно испугавшись, он, совсем ещё ребёнок, бросился бежать, инстинкт гнал его вперед: бежать, не разбирая дороги и не оглядываясь, бежать как можно дальше. И он бежал, повинуясь ему и, теперь, когда опасность миновала и его молодой организм почти восстановился от этого безудержного бега на грани жизни и смерти, он понял, что не знает, где он находится, не знает дороги домой.
Сударь был не только борец по натуре, он ещё был и умён, не даром же он прочитал столько умных Катиных книг.
Ах, какие книги он прочитал! Какие хорошие, вкусные книги были у его хозяйки.
Поднявшись, он обнюхал траву и нашёл свой след, который привёл его к тому месту, откуда начался этот неистовый побег. На этой аллее никого уже не было, сумерки, опустившиеся на заросший парк, прогнали одиноких прохожих с его пустынных дорожек.
Сударь уверенно двинулся по направлению к дому, ведь он знал, что его там ждут. Он трусил не спеша по дорожке парка, ветерок  ласково взъерошивал его медную псовину,  гладя густые локоны.
Сударь целеустремленно двигался вперед. Вот уже послышался шум проезжающих машин по дороге, которую предстояло Сударю пересечь. нескончаемый поток железных, вонючих и безжалостных зверей преградил беглецу дорогу домой.
Сударь, дойдя до проезжей части, остановился. Опустив было одну лапу на дорогу, он тут же её отдёрнул и отскочил в сторону. Проезжавшая мимо машина, издавая режущий слух звуковой сигнал, промелькнула в шаге от него, обдав потоком ветра с запахом сгоревшего бензина.
Сударь поморщился, его лёгкие, наполнившиеся этой дурнопахнувщей смесью, судорожно сжались. Стоя на краю, он провожал глазами мелькавшие мимо него машины, не решаясь сделать шаг вперёд.
Устав ждать, он вздохнул и двинулся вдоль дороги, пройдя метров двести, Сударь остановился. Загорелся зеленый глаз светофора на пешеходном переходе, и страшные железные хищники начали сдерживать свой бег и одна за другой останавливаться.
Сударь воспользовался моментом и проскочил через дорогу, обходя притихших зверюг одного за другим, они, сдержанно урча, послушно пропускали его. Сударь двинулся дальше, а стадо железных хищников, дождавшись смены сигнала, взревев моторами, продолжило свой безудержный и опасный бег.
Уже совсем глухой ночью Сударь, наконец, добрался до своего дома, до своей квартиры. Подняв лапу, он поскрёб по двери когтями, немного подождав, снова повторил свой сигнал о прибытии.
Послышался звук торопливых шагов, дверь распахнулась. Заплаканная Катя, увидев живого, невредимого Сударя у двери своей квартиры, не смогла сдержать слёз, на этот раз счастья.
— Милый, маленький мой мальчик, где ж ты был? — запустив его в квартиру, она прижалась мокрой щекой к его хоть и детской, но уже могучей шее и дала волю слезам.
Он вернулся, потерянный, почти утраченный и оплаканный, он всё же вернулся!
— Дубль два!
— Мотор!
Снова и снова, дубль за дублем снимается сцена охоты: лошади, всадники, борзые. Наконец, перерыв, Сударь очень устал. Он подходит к Кате и ложится на траву рядом с ней, она присаживается, обнимает, гладит его по голове, по бокам и шепчет в ухо:
— Терпи, милый!
Он терпит, ради неё он готов снести все эти непонятные для него действия.
Дубль снимается за дублем, кони скачут, борзые тоже, снова и снова. Катя стоит за ограждением, кусает губы.
«Сударь, Сударь, милый мой!»
Но вот, наконец, отснято, прекрасные кадры, красивые всадники, лошади в мыле и неповторимая скачка борзых собак. Это стоило того, однозначно стоило.
Сударь лёг на траву, он устал, ему жарко. Подходит мальчик лет пяти, белокурый, кудрявый маленький артист в велюровом костюмчике. Присаживается рядом, заглядывает Сударю в глаза. Протягивает крошечную ручку, не в силах устоять перед искушением дотронуться до этого горящего медью руна. Касается завитков на спине, перебирает крошечными пальчиками длинную псовину на груди. Не в силах больше сдержать эмоций, обнимает Сударя за шею, прижимается к его большому, сильному телу. Он счастлив, этот пёс такой прекрасный, как будто из сказки, в которые ещё верит этот малыш.
Ещё съемка, на этот раз фото. Поздняя осень, глухая ночь, промозглый ветер. Огромный стадион открыт для двух чемпионов: для звезды спорта и собачьих выставок, для человека и собаки.
Раздетый до трусов спортсмен, с мурашками на голых руках и белозубой улыбкой на лице и Сударь, в своей тёплой роскошной медной шубе. Сударь вальяжен и нетороплив, он опытная модель и все капризы фотографа для него не в новинку. Он послушно всё выполняет и снисходительно поглядывает на дрожащего от холода человека. Он встанет так, а может и так. Повернуть голову направо? Пожалуйста. Налево? Да, не вопрос. Съемки идут, камера щелкает, спортсмен улыбается, Сударь тоже…
Режиссёру приходит идея снять напоследок небольшой видеоролик. Он видит это своим внутренним взором. Прекрасная картина! Спортивный автомобиль, блестящий спортсмен и огненная борзая собака бегущие одновременно в одном кадре. Это может стать шедевром. Инструкции даны, все готовы.
— Камера! Поехали! — кричит режиссёр.
Взревев мотором, спортивная машина стартует согласно команде, голенастый спортсмен тоже срывается с места. Его мускулистая фигура хорошо легла на фоне синего спортивного авто, но чего-то не хватает. Чего же? Рыжего пятна, бегущей собаки.
Сударь, решив, что нет причины бежать неизвестно куда и зачем, спокойно стоит на финише, профессионально оценивая резвость обоих участников забега.
— Ещё раз! — кричит уже полностью охрипший режиссёр.
Все возвращаются на старт.
— Камера! Вперёд! — звучит команда.
И снова Сударь не двинулся с места. Помахивая пушистым хвостом и склонив голову набок, он смотрит, улыбаясь, на рассерженного режиссёра.
Пришлось Кате присоединиться к группе стартующих. Немного впереди общей линии старта, за кадром, она по команде режиссёра мчится как лань по пустому стадиону и, на этот раз, летит за своей убегающей хозяйкой огненной стрелой Сударь, выполняя задумку режиссёра.
Два Чемпиона
Но, как назло, снять шедевр на этот раз не получалось, то это не так, то то не этак. И снова и снова мчится Катя по стадиону, маня за собой верного Сударя.
Когда режиссёр остался, наконец, доволен результатом отснятого материала, Катя могла гордится собой, нормы ГТО теперь для неё не были бы проблемой.
А Сударь, сидя рядом с ней в машине и положив голову на колени, был счастлив, что всё же догнал свою убегающую судьбу.
Сударь, Сударь, милый друг. Верный, преданный, сдержанный в проявлениях своих чувств, умеющий улыбаться и взрываться от любви глазами. Ты единственный и неповторимый и заменить тебя в сердце Кати не сможет никто. Тебя уже нет, ты прожил счастливую, достойную жизнь, оставил после себя светлую память, достойное потомство и вечную, неутолённую любовь. И еще долгое время твой великолепный, огненный облик будет вызывать восхищение и поклонение в наших сердцах.

Авторские права защищены. Свидетельство публикации № 215020302393 от 03.02.15

3 Комментария к записи “Сударь Скорый

Оставить свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>