Читалка

Лютый Князь или история одного путешествия

Лютый Князь Азарт или история одного путешествия Елена Дымченко
Как то так сложилось, что Лютый Князь всегда и всюду сопровождал меня в моих поездках. Уж очень я боялась потерянности в его глазах, что видела каждый раз, когда оглядывалась, закрывая за собой дверь.
Когда спустя несколько часов я возвращалась, в его глазах было столько счастья и любви, а передать он её мог только нежным, очень трепетным выдохом в самое моё ухо, когда я склонялась, чтобы обнять его. Никаких прыжков, никаких лизаний, а только этот трепетный вдох-выдох, но сколько в нём было преданности и любви.
И каждый раз когда я уходила на несколько часов, он провожал меня так, как будто расставался со мной навсегда. Сокрушай, тоже был привязан ко мне, но почти настолько же он был привязан и к остальным членам моей семьи и расставание со мной не воспринимал столь трагично. Но Лютик…
И когда я стала собираться в отпуск, для меня встал вопрос, как же я оставлю его на целый месяц. По поводу Кроши у меня не было таких терзаний и сомнений, я знала, что могу спокойно оставить его с мужем, это не будет для него так трагично, но Лютик…
Быть может, я преувеличивала, быть может. Но тогда, его вера и любовь были так важны и ценны для меня, что рисковать лишиться их я не могла и не хотела. Это как ребёнка обидеть, он поверил, а ты его обманул, это мучило и не давало мне покоя.
«Возьму его с собой» — наконец, решила я.
От сердца сразу отлегло и всё встало на свои места.
— Ты с ума сошла! — сказала мне подруга.
— Да, возможно. — ответила я.
Решение принято, осталось претворить его в жизнь. Маршрут отпуска был такой: сначала Белгород, к тётке, затем в любимый мной город Волгоград, Скромненько так, по-советски. В Белгород больше по долгу, а в Волгоград же по велению сердца. Люблю этот город с его жарой и знойным ветром, с широкой красавицей Волгой и разбитой мельницей, Мамаевым Курганом и тенистой набережной.
Как ехать с такой немаленькой и совсем нескладной собакой? Ответ один — в купе. Берём купе на всю семью, на все четыре персоны: мою, двух сыновей и Князя Лютого Азарта.
Грузимся, едем. На верхних полках два юных шалопая, на нижних мы с Лютиком. Ему полочка как раз по росту пришлась. Развалился он на ней, голова на подушке, ножки свесил, хвостом прикрылся. Лежит интеллигентно, посапывает. 
А, надо сказать, в те времена, как-то не столь всё было организовано на железной дороге, как-то пассажиры часто сами себе место добывали свободное в транзитных пунктах остановки, иногда даже с боем брали. Больше как-то свободной инициативы  было, возможностей для проявления личного удальства и героизма, напористости и предприимчивости.
И вот на каждой остановке в вагон врывается новый поток пассажиров и дверь купе периодически рывком открывается, и какой-нибудь страждущий свободного места с баулами и чемоданами, спрашивает:
— Местечко есть… — фраза обычно не договаривалась.
Взгляд на Лютого, ошарашенные глаза и претендент поспешно, но осторожно, прикрывает за собой дверь. Лютый вёл себя, надо сказать, предельно корректно, он, вообще, отличался какой-то поистине княжеской манерой поведения. Чувство достоинства имел врождённое, был в обычном, бытовом, так сказать, режиме неспешен и предельно деликатен. Не было в нём ненужной суетливости, подобострастия, дворняжистости.
По-моему, я даже ни разу голоса его не слышала, не лаял он, не скулил, большого самоуважения был пёс. И вызывал этим во мне большое к себе ответное уважение. И когда в очередной раз открывалась дверь и появлялось разгорячённое лицо, он грациозно поднимал свою точёную голову, взгляд его прекрасных, с поволокой глаз был спокоен и умиротворен.
«Вам кого? — казалось, спрашивал он. — Зайдите попозже».
И таким образом, он спокойно и методично отшивал всех желающих заполучить свободное место в купе. Я в это не вмешивалась, видя, что он прекрасно справляется и сам.
Несколько раз на длинных остановках мы выходили с ним на необходимый ему променад. И чем дальше мы отъезжали от почти что стольного города Питера и глубже проникали на периферию, тем большее изумление вызывал мой Князь у простых граждан.
— Ух ты, какой красавец! — восхищались жители Москвы.
— Тю, какой худой! — качали головами жители Курска.
Когда же мы достигли, наконец, первой цели нашего путешествия — город Белгород, наше шествие от вокзала до дома, а оно по причине территориальной близости оных пунктов друг от друга, было пешим, можно смело было назвать триумфальным. Во всяком случае незаметны его трудно было бы назвать.
Такой собаки жители Белгорода, по-видимому, ещё не видели и наша общая семейная стройность и поджарость вызывала у сердобольных, хлебосольных жителей Белгорода повальное сострадание. А в выражении своих чувств и мыслей они никогда не стеснялись.
— Тю, с Освенцима, что ли пригнали их.
— Ты глянь, велосипед какой!
— Бедная собачка, заморили тебя совсем. Сами не едят, так хоть бы собаку кормили.
Подобные возгласы слышались со всех сторон и мне пришлось брать пример с моего Князя, выше подбородок и вперёд.
В Белгороде мы пробыли недолго и жители так и не успели привыкнуть к нашему необычному для них облику. Любой наш выход в свет привлекал к себе внимание сердобольных жителей этого города.
И, честно вам скажу, покинула я этот город на этот раз без всяких сожаления.
Перегон из Белгорода до Волгограда ничем не отличался от предыдущего, мой Князь и на этот раз не оплошал.
Волгоград нас встретил жарой и подтаявшим асфальтом. В тот год, как, впрочем, и многие другие, температура на градуснике за окном доходила до 49 градусов по Цельсию. Подобный градус для нас жителей Северной Пальмиры практически невыносим, но нас трудно испугать и отпуск, в конце концов, бывает раз в году.
Днём мы передвигались от дерева до дерева, там, где они были. Там же, где их не было старались держаться теневой стороны, прячась под стенами домов.
Как же в такую жару без воды, никак. Просто купаться хорошо, но нет предела энтузиазму желающих отдохнуть, решили поплавать на байдарке.
А куда Лютика? С собой. Надо сказать, что мой отважный Князь единственное, чего боялся, так это воды, и просто панически. Заставить войти в воду ниже щиколоток он не решался никогда, но если в байдарку села я, значит, туда сядет и он.
Посмотрел в глаза:
«Ты так хочешь? Хорошо, я с тобой, хоть в воду, хоть в огонь».
Безропотно залез, подобрался, хвост под себя, лапы в кучку, в глазах паника, но не уходит. Готов.
Погрузились, справились с дрожью во всех четырёх лапах и отправились в плаванье.
Плывём. Байдарка качается, брызги летят, кругом вода, в глазах ужас, но молчит. Погладила, обняла. Прижался доверчиво, дохнул в ухо:
 «Нормально, всё хорошо». — успокаивает меня, а сам дрожит. 
Плывём час, плывём два. Немного расслабился, прилёг, хвост распустил, к вечеру уже немного привык, прикрыл глаза, возможно, даже задремал.
Лютый в байдарске
Причалили, наконец-то, привал. О, твёрдая земля! Пробежаться, размять ноги, зарыться в песок — какое счастье!
Отгорел ночной костёр, мы в крохотной палатке, не повернуться, не развернуться, Лютый снаружи у входа.
Среди ночи грохот, яркие вспышки, потоки воды с небес — яростная, летняя гроза. Просыпаюсь оттого, что что-то  мокрое дрожит над головой и сыпет на меня ледяные брызги.
 Лютик! Как он умудрился, никого не потревожив, пробраться в крошечную палатку и ещё и найти себе место, для меня до сих пор большой секрет. Я и сейчас не понимаю, как такая огромная собака, 87 сантиметров в холке иногда умудряется сжаться в пространстве до минимальных размеров и уместиться на пятидесяти квадратных сантиметрах. Как? Знаю что может, но не понимаю.
Ночь пережили, проснулись. Бодрый, туристский завтрак и дальше в путь. Опять немой вопрос в глазах и немой ответ. Сели, отчалили, поплыли.
Уже не так страшно, уже лежим на дне байдарки, уже поглядываем вокруг, жизнь кажется не так ужасна, но тут брезентовый бок байдарки наскакивает на невидимый подводный железный прут, рвётся и байдарка медленно начинает наполняться водой.
Лютый вскочил, огляделся вокруг — кругом вода. Такого ужаса в глазах я ещё ни у кого не видела. Мы спрыгнули в воду, чтобы потопление не шло так быстро. Зовём Лютого, но он решил умереть стоя и сухим. Очень часто у меня перед глазами встаёт эта картина: посередине реки тонущая байдарка и в ней, с ужасом в глазах, одинокая фигура моей борзой собаки.
Конечно, спасли. Конечно, вытащили на берег.
На починку байдарки ушло два часа и вот она готова и спущена на воду, вещи уложены, я сажусь и зову Лютого. Стоит поодаль, в глазах — ужас. Медленно подходит, обречённо забирается в байдарку. Опять немой вопрос. Обняла, пообещала, снова поверил. В путь.
Наше путешествие закончилось благополучно. Мы все вернулись домой, в Питер, к Сокрушаю. Но еще долгое время меня преследовал образ одинокого Лютого в тонущей байдарке.  
Авторские права защищены. Свидетельство публикации № 212091901 543 от 19.09.12

2 Комментария к записи “Лютый Князь или история одного путешествия

  1. Вот правда Князь!!! Просто Красавец!!! Умница Пёсик!!! Чудесный рассказ!!! Интересно, а больше Князь не ездил в отпуск или ему и этого хватило???

    • Ездил всегда, где он только не был. Единственный раз я не взяла его с собой, когда ездила на байдарках на сплав в Карелию. Пороги, водовороты, нет, это было бы чересчур для него.. Мы расстались всего на неделю, а как будто на целый год.

Оставить свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>