Кто есть кто?

щенки русской борзой
Детки росли не по дням, а по часам. Пока мы не придумали им имена, было довольно просто. Когда же каждый из них обрёл собственное имя, потребовалось время и даже некоторые усилия, прежде чем мы пришли к безошибочной их идентификации.
Всё-таки их было десять.
С Зодчим было легко, он был один такой, с чёрной головой, и даже Денис достаточно быстро запомнил, что Зодчий — это Зодчий.
С другими было посложнее.
Так как я считала, что всех их нужно как можно раньше звать по именам, чтобы привыкали, то со всей, присущей мне ответственностью приступила к выполнению этой задачи.
Первое время я не расставалась с тетрадкой, в которой вела всю статистику по малышам. Во сколько родился, кто сколько и на какой день весит и другая подобная информация, которая была важна на тот момент. Также в этой тетради у меня были записаны их отличительные черты. В основном это, конечно, касалось окрасов, по которым, я собственно и собиралась их различать. Выглядело это примерно так:
Багряша, Второй Багряша — Завет и Златояр. Отличала их по ленточке на шее.
Пегая рыжая и пегая тёмная — Мечта и Зорица.
Кольцо — Зверь.
Ошейник — Лёлик.
Пегий и пегий — Сокол и Зурбаган. Они отличались размерами и формой пятен, с ними проблемы не было.
С проточиной — Сварог.
Зодчий — Зодчий.
Со Зверем, Лёликом и Зодчим затруднений вообще не возникало, как и с Заветом и Златояром, до тех пор, пока Завет носил отличительный ошейник.
Зурбагана от Сокола тоже несложно было отличить. Мало того, что Сокол изначально был самым большим, Зурбаган был настолько ярким со своим окрасом, что перепутать их было сложно.
щенки русской борзой

Зурбаган и Сокол

С девочками были проблемы, особенно при разном освещении, но, в конце концов, когда я сделала для себя зарубку, что у Мечты более широкая и округлая проточина на голове, дело пошло на лад.
щенки русской борзой

Зорица и Мечта

Сварог — это как Зодчий, только с проточиной.
щенок русской борзой

Зодчий и Сварог

Когда с Завета пришлось снять верёвочку, я не стала повязывать ему новую. Разберусь, подумала я. Правый и левый гольфик показалось мне слишком сложной приметой, потому что до сих пор путаю право и лево, и я стала их отличать по белым проточинкам на лбу. У Завета она шла ровненькой тонкой ниточкой и где-то на уровне глаз делала резкий сдвиг в сторону. У Златояра она была ровной без всяких закидонов.
Дети росли, все гордо носили свои имена, проблем не возникало, только в случае с Заветом и Златояром я изредка проверяла себя по этой проточинке.
щенки русской борзой

Завет и Златояр с проточинами

И вот однажды, когда им было уже около трёх месяцев, наблюдая за веселящимися детьми, я вдруг поняла, что с проточиной у меня ребёнка нет. Первым делом я пересчитала щенков, вдруг кто-нибудь из них где-то притаился. Я поймала одного рыжего бесёнка, но у него не было проточины, выловила второго — тоже нет. Мимо беззаботно пробегал третий, его я тоже сцапала и тоже никакой проточины не обнаружила. Меня покрыл холодный пот.
— Боже! — подумала я. — Кто из них кто? А Сварог? Кто из них Сварог?
Сварог был от рождения значительно темнее и Завета и Златояра и ещё поэтому ранее проблем с его идентификацией у меня не было. Но сейчас у меня было три красных кобеля, в принципе одинакового окраса и я не могла понять кто из них кто. Куда делись проточины Завета и Златояра и что стало с окрасом Сварога?
— Успокойся,  — сказала я себе. — у них же есть клейма.
Принесла щенячки и вспомнила про гольфики.
Словила одно дитя, завернула ухо, это оказался Завет.
— Сиди здесь. — сказала я ему.
Поймала второго, опять Завет. Я схожу с ума? Оглянулась туда, где послушный ребёнок должен был ожидать меня и увидела на этом месте Зодчего. Он сидел, наклонив голову, и мило мне улыбался.
— Не обманете. — сказала я ему. — Кыш отсюда!
Нервы были на пределе.
Выгнала всю детвору из маленького вольера, затащила туда Завета.
— Сиди! — строго сказала я ему. — И никуда не уходи.
Он улыбнулся, как будто пообещал.
Решила ещё раз проверить, завернула ухо, это точно был Завет. Погрозила пальцем, пошла вылавливать следующего.
Привела второго сорванца.
Отвернула ухо, запомнила номер, посмотрела щенячку. Ага, это был Златояр. Теперь надо было запомнить у кого какой гольфик, чтобы в дальнейшем отличать их по нему.
щенки русской борзой

Завет и Златояр без проточин

У кого какой гольфик я, конечно, уже забыла, обходилась всегда проточиной. В щенячке этой информации тоже почему-то не оказалось, пришлось идти за тетрадкой.
Пока я ходила, они снова перепутались, пришлось снова проверять клейма. У этого правый, у другого левый, но у меня всегда была проблема с лево — право, поэтому когда я исполняю обязанности штурмана, чаще всего конечный пункт бывает сюрпризом.
Именно поэтому, наверно, я изначально ориентировалась не на гольфики, а на проточину, это интуитивно. Эти два неопознанных объекта устроили беготню и потасовку и запутали меня окончательно.
И так с лево — право тяжело и они ещё специально путаются.
У одного из них на носу было симметричное белое пятнышко, у другого только на одной половине «лица».
«Это то что надо. — подумала я. — Бог с ними, с гольфиками».
Проверка клейм показала, что симметричное пятно у Златояра, следовательно второй — это Завет. Разобравшись, я собой осталась довольна, теперь они меня не запутают.
Они крутятся, вертятся, явно хотят меня сбить с толку, но я теперь неуязвима. Это Завет, это Златояр.
Осталось разобраться со Сварогом, такой подставы я от него, конечно, не ожидала. Никогда у меня с ним проблем не было, а тут  — на тебе, замаскировался.
Пошла за Сварогом, нашла его в мамином логове, которое было облюбовано детками как только они заселили родительское пристанище.
Здесь они играли в «Чур, я в домике!»
На этот раз в домике был Сварог, а выудить его оттуда было довольно сложно, на то это и «домик».
Дети, которые на то момент были бездомными очень обрадовались, что я решила поиграть с ними в их любимую игру. Надо вам сказать, что когда девять развесёлых щенков пытаются выудить тебя из «домика», пока ты, лёжа на животе, пытаешься вытащить оттуда десятого — это та ещё веселуха. Куча мала получилась у нас отменная.
С трудом мне всё же удалось добыть Сварога. Деть был в откровенном шоке, такая большая мама и в его «домике», не вся, конечно, но всё равно странно.
Злата, Багрян, Аргунь и Зюля тоже не преминули полюбопытствовать, что тут у нас происходит. По выражению из глаз было понятно, что я не перестаю их удивлять. Я решила принять это, как комплимент и с дрожащей добычей в руках молча удалилась в маленький вольер, где и заперлась со Сварогом, чтобы меня никто снова не запутал. Вся компания от мала до велика выстроилась возле сетки и стала внимательно за мной наблюдать. Можно было подумать, что они в кино пришли.
— Сегодня у нас не боевик и не комедия, а скучная мелодрама, так что расходитесь. — сказала я им.
Зрители разочарованно начали расходиться.
Итак, Сварог, который подавал надежду стать муругим, но теперь стал откровенно красным. Меня это совсем не расстроило, мне важно было знать, что он — это он, а муругий он, красный или серо-буро-малиновый, это уже не имело значения. Я его любым люблю, сколько я ему бутылочек молока втихаря от мамаши скормила! Какая мне разница, какого он оттенка, он всё равно самый лучший для меня.
щенок русской борзой

Сварог

То, что осталось от его проточины, было очень похоже на то, что осталось у Завета от его, но всё равно, спутать их было невозможно. У Сварого на мордочке всё же проглядывала чернота, он как-то ставил бровки домиком и они становились темнее и выражение глаз у него было другое. Нет, Сварог — это всё-таки Сварог. У меня был просто приступ паники, если я могла подумать, что его можно перепутать со Златояром или Заветом. Я с лёгкостью в сердце выпустила его на свободу:
— Маленький мой, беги, играй.
С тех пор я уже никого ни с кем не путала. Более того, чем они становились старше, тем сильнее друг от друга отличались и сейчас, даже если бы они были абсолютно одинакового окраса, я бы безошибочно их идентифицировала и никаких  гольфиков и проточин мне уже не нужно. Они же такие разные!
Что касается Дениса, то он себя совсем не утруждал их идентификацией, точнее, у него была своя система. Ему неважно, кого как зовут, совсем.
Приходит и говорит:
— Сегодня один слопал два куска. — это он про мясо.
— Кто — спрашиваю.
— Ну, этот, с длинным хвостом. — отвечает он мне.
— У них у всех длинный хвост.
— Нет, говорит, у этого самый длинный.
— У кого?
— Да, не знаю я, как его зовут.
— Красный? Пегий?
— Не знаю. — досадливо отвечает он.
Приходим к детям.
— Ну и кто тут с самым длинным хвостом?
— Вот он. — радостно показывает пальцем.
Завет, ясно. А то что у него, вот тут веснушка, а здесь родинка, и пятнышко такое симпатичное на носике. Неужели трудно запомнить, что это Завет.
Бог с ним, с Заветом, я и сама с ним грешна, но как можно путать Зверя или Сокола? Мне это было непонятно.
— Посмотри, у Зверя белая полоса по передней ноге до позвоночника, и белая полоса по задней ноге и тоже до позвоночника. Как кольцо разорванное. Как его можно с кем-то спутать?
— Какое кольцо? Никогда не замечал. — удивляется Денис.
Всё-таки у мужчин и женщин разный взгляд и разное мышление.

Часть 6 “Царь горы”

Часть 8 заключительная “Собачьи судьбы”

Оставить свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>