История одного алабая. Шаман (печатная тв. переплёт)

…Шаман из последних сил полз по дороге. Он стремился туда, где лежал его  хозяин, но не успел – «скорая помощь» включила мигалку и рванула с  места. Пёс остался на обочине один, никем  не замеченный…
Белый  алабай по кличке Шаман – главный герой новой книги  Елены  Дымченко, известной своими  повестями и  рассказами  о  жизни и приключениях собак породы  «русская  псовая  борзая». Доскональное знание собачьей психологии и всего, связанного с  миром «собачников», придает абсолютную достоверность событиям, изложенным в  романе. Впрочем, эта  книга – не только и  не  столько  о белом  алабае, сколько о  людях, с которыми  его сталкивает судьба, богатая приключениями. Их характеры, их внутренняя  сущность раскрываются  через отношение  к  псу с  «колдовской» кличкой  Шаман.
Легкий, ясный стиль, хорошо  продуманный  сюжет, острая детективная интрига – эти достоинства делают новый роман Елены  Дымченко интересным для самой широкой  читательской аудитории.

Книга доставляется Почтой России по Единой ставке или, если при оформлении заказа вы не видите этого пункта,  наложенным платежом. После оплаты товара Вы получите письмо с запросом почтового адреса для отправки книги. 

Уточнить информацию по доставке можно связавшись со мной по электронной почте SashaKovGug@yandex.ru

450.00 руб.

Категория:

Book Details

Вес708 g
Габариты25 × 18 × 2 cm
Глава 1
Когда Виктору подарили трёхмесячного щенка самого настоящего туркменского алабая, он не мог отказаться от подарка, не нанеся при этом оскорбления дарителю.
Он неделю как вернулся в Москву после завершения строительства большого комплекса в Туркмении и за это время уже успел получить несколько новых, интересных предложений по работе.
Когда Курбан неожиданно позвонил и сказал, что хотел бы с ним встретиться, Виктор был сильно удивлён и даже заинтригован.
При встрече Курбан произнёс проникновенную благодарственную речь и вдруг вручил ему этого щенка в качестве дара от туркменского народа, в знак большого уважения.
Приняв белоснежного бутуза, Виктор вначале лишь растерянно поблагодарил Курбана. Но, увидев, как медленно и неумолимо начала сползать с лица дарителя ослепительная улыбка, тут же взял себя в руки и рассыпался в сердечных благодарностях.
Он сам отвёз гостя в аэропорт и, посадив на самолёт, возвращался домой,  ломая голову, что же ему теперь делать с этим неожиданным подарком.
Его жизнь заключалась в переездах с одного объекта на другой, и такой расклад его вполне устраивал. Но постоянные перемены мест делали содержание собаки довольно хлопотным, если не невозможным.
 Но главной причиной его сомнений было даже не это.
Виктор был равнодушен к собакам, более того, он их недолюбливал и боялся. В детстве его однажды покусала здоровенная дворняга, когда он вместе с друзьями в поисках приключений полез на заброшенную стройку.
Шрам на ноге и сорок уколов в живот навсегда определили его отношение к бродячим псам, но и домашним собакам он после этого не сильно доверял и обходил всегда стороной. И вот, на тебе, такой подарок, и чтос ним делать — непонятно.
Щенок, дремавший на заднем сиденье, вдруг завозился и начал издавать какие-то странные звуки, он как будто чем-то давился.
«Чего это он?» — испугался новоиспечённый собачник.
Обернувшись на щенка, он увидел, как тот вдруг изверг из своего рта пенистую, густую жидкость прямо на свежевычищенный велюр его новой машины.
— Чёрт, что это он творит? — возмутился Виктор.
Щенок ещё поднатужился и вылил из себя новую порцию зловонной жидкости, уже на другой, до этого чистейший участок сиденья.
«Да его тошнит! — догадался, наконец, Виктор. — Чёрт, какая гадость, придётся остановиться».
Съехав с дороги, он распахнул заднюю дверцу и, брезгливо кривясь, оценил нанесённый ущерб. Всё сиденье было безнадёжно испорчено, оставалось надеяться, что химчистка всё-таки справится с этими отвратительными пятнами.
Виктор осторожно, стараясь не испачкаться, вытащил щенка из машины и, опустив на землю, попытался очистить салон салфетками, но зловонная жидкость уже успела впитаться в обивку сидений.
«И как я Нелли повезу в ресторан на такой машине?» — сокрушённо думал он, тщетно пытаясь оттереть пятна.
Сегодня он собирался провести вечер со своей подругой, в которую был давно влюблён, и планировал сделать ей предложение, о чём долгое время мечтал. Под предлогом того, что необходимо отпраздновать благополучное завершение строительства большого объекта, он ещё вчера пригласил её в ресторан, и через час собирался заехать за ней на своей новенькой машине. Виктор очень хотел произвести на девушку благоприятное впечатление, потому что Нелли давно дала понять, что выйдет замуж лишь за успешного и перспективного мужчину.
И вот возник прекрасный повод для серьёзного разговора, он, наконец, решился, и она согласилась на ужин в ресторане, но этот щенок устроил ему такую подставу.
Изведя все салфетки, Виктор вынужден был признать, что на такой машине девушку везти никуда нельзя, так что придётся воспользоваться такси.
Время приближалось к шести, надо было срочно ехать домой, чтобы успеть хотя бы привести себя в порядок и ехать за Нелли. Но, оглядевшись, он нигде не увидел щенка.
«Куда он подевался?» — искренне удивился Виктор, который привык, что всё, что кладётся на место, там же и остаётся.
Его матери в своё время пришлось приложить немало усилий, чтобы приучить сыновей к порядку, и с Виктором ей это удалось вполне, он был аккуратен до педантизма. Каждая вещь в его доме имела своё место. Костюмы в шкафу были развешены строго по оттенкам, карандаши на столе остро заточены и разложены по степени мягкости. В его квартире, как и в жизни, до этого царил идеальный порядок.
Исчезновение щенка рушило все его представления о мире. Ведь вот же странность, посадил щенка на место возле небольшого куста, а тот, вместо того, чтобы там и оставаться, куда-то делся.
Оглядевшись в полном недоумении ещё раз вокруг, он заглянул под машину, но и там своей пропажи не обнаружил. Пожав в смятении плечами, Виктор отправился на поиски, оставив заднюю дверцу открытой, чтобы машина немного проветрилась.
Обойдя ближайшие кусты и ничего не обнаружив, он расстроился. Не то чтобы ему так уж был нужен этот щенок, даже наоборот, он прекрасно обошёлся бы и без него, но ответственная натура Виктора не могла принять такого беспорядка.
«Вот ведь непоседа какой!» — ворчал он, углубляясь в пролесок и обшаривая кусты.
Начинало темнеть. Виктор вернулся к машине в полной растерянности, не зная, что делать дальше.
Уехать и оставить щенка здесь, или ещё поискать? Взглянув на часы, он с ужасом увидел, что безнадёжно опаздывает на столь важное для него свидание.
«Вот же незадача! — уже откровенно злился он. — Надо ехать, в темноте я всё равно его не найду».
Виктор принял решение, но на душе у него было тяжело, ведь оставлять маленького щенка одного здесь, вблизи оживлённой трассы, было равнозначно смертному приговору для такого несмышлёныша.
Решив всё-таки уехать, Виктор подошёл к задней дверце машины, чтобы её закрыть, и увидел на сиденье сладко спящего щенка.
— Ну, слава богу, ты на месте! — с облегчением проговорил он и строже добавил: — Не делай больше так никогда!
Щенок поднял голову и внимательно на него посмотрел.
«Что же мне с тобой делать, ума не приложу! — подумал Виктор. — Ладно, ломать голову буду завтра, а сейчас надо ехать».
Он захлопнул дверцу, сел за руль и выехал на трассу.
По дороге позвонил Нелли и, извинившись за опоздание, перенёс время встречи на час позже. Затем позвонил в ресторан, где заказал ещё вчера столик, и предупредил о задержке, подтвердив свою бронь.
Заехав в зоомагазин, он купил щенку корм и зачем-то поддон для туалета.
«Я же не смогу его сегодня вывести, так что пригодится», — объяснил себе покупку технарь до мозга костей Виктор.
Влетев в квартиру, прижимая щенка одной рукой и покупки другой, он поставил того на пол в коридоре, а сам побежал в душ. Быстро ополоснувшись, благо, бриться было не нужно, Виктор, запахнувшись полотенцем, пошёл на кухню, чтобы взять миски для корма и воды новому жильцу.
Щенок, в обнимку с его старым тапком, лежал в коридоре и следил глазами за каждым движением Виктора.
Достав миски из кухонного шкафа, начинающий собаковод засомневался было, сколько же надо насыпать корма собаке. Прочитав инструкцию и прикинув на глаз вес щенка, он, не будучи уверен, что вернётся скоро, щедрой рукой насыпал корма с верхом в миску:
— Ну, иди! Есть хочешь?
Виктор потряс миской, гранулы корма зашуршали и вызвали необходимый интерес. Щенок встал, смешно переваливаясь, подбежал и начал с аппетитом есть.
— Ну и хорошо! — обрадовался Виктор. — Вот тебе вода, поешь и спать! И не хулигань у меня! — строго добавил он.
Вызвав такси и переодевшись, он поспешно покинул квартиру, оставив её на попечение щенка.
Заехав за Нелли, Виктор отправился с ней в ресторан. Она, обидевшись на него за опоздание, была немногословна и отвечала на вопросы подчёркнуто сухо. Косясь на её тонкий, будто вырезанный резцом, профиль, Виктор сильно нервничал, ведь сегодня он планировал сделать ей предложение, а она явно была не в духе.
Усадив девушку за столик и вручив одно из меню, принесённых официантом, он, читая другое, то и дело поглядывал на склонённую голову и слегка нахмуренный лоб своей подруги.
— Ты не стесняйся, заказывай себе всё, что угодно, — небрежно сказал он.
— Всё, что угодно? — переспросила она, растягивая по привычке слова. — Хорошо.
Когда официант принёс заказ, Нелли выпила сначала один бокал красного вина, затем второй, и немного оттаяла, оживилась, речь её зажурчала весёлым ручейком. Виктор с наслаждением вслушивался в каждый оттенок любимого голоса, с замиранием сердца следя за малейшим изменением выражения милого лица.
Всё складывалось как нельзя лучше, и Виктор решился и сделал ей предложение, которое она, немного поколебавшись, всё же приняла.
Покинув ресторан, они, не в силах расстаться, поехали к нему домой.
Зайдя в подъезд, который оказался не освещён, так как во всём доме вырубили электричество, они в полной темноте, на ощупь, кое-как добрались до дверей квартиры Виктора.
С трудом попав ключом в замочную скважину, он пропустил Нелли вперёд, и закрыл за собой дверь. В квартире была такая же абсолютная темнота. Пощёлкав зачем-то выключателем, Виктор потянул девушку в спальню:
— Пойдём, держи меня за руку!
— Ах! — вскрикнула вдруг Нелли, заскользив по кафельному полу, и схватила жениха за руку. Но, не удержавшись на ногах, всё-таки упала, потянув его за собой.
— Боже, что это за гадость! — вскрикнула она. — Фу-у!
— Что такое? — испуганно спросил Виктор.
— Тут что-то вонючее у тебя разлито везде! — чуть не плача кричала Нелли. — Что это?
Виктор вспомнил про щенка. Хоть он и не знал ничего о собаках, но по специфическому запаху, понял, что может быть разлито на полу.
— Чёрт, я и забыл совсем! У меня здесь щенок.
— Какой ещё щенок? — удивлённо спросила Нелли.
— Курбан мне сегодня подарил, я не мог отказаться, закинул его домой и сразу к тебе.
— Ясно. Помоги мне встать, — сухо сказала она.
Виктор поднялся, но, поскользнувшись, тут же чуть снова не упал.
— Что он тут натворил? — пытаясь удержать равновесие на мокромполу, ворчал он.
Нащупав в темноте плечо Нелли, Виктор скользнул по руке ниже и сжал ее пальцы, помогая подняться.
В этот момент его что-то толкнуло в бедро и, не удержавшись на ногах, он упал прямо на свою подругу.
Мигнув пару раз, вспыхнула лампочка в плафоне — дали, наконец, электричество.
Зажмурив вначале глаза, чтобы защититься от яркого света, он теперь боялся их открыть. Когда же всё-таки открыл, то увидел под собой перекошенное лицо Нелли и её прекрасные каштановые волосы, разметавшиеся в коричневатой вонючей лужице. Недалеко от её лица лежала одна жидковатая кучка, рядом —вторая.
«Боже мой!» — только и смог подумать он.
Оттолкнув его от себя, Нелли села и тут же вляпалась рукой в одну из кучек. С её волос стекали желтоватые ручейки на голубое шёлковое платье, в глазах была ярость и отвращение.
— Это просто неслыханно! — шипела она, с брезгливостью глядя на свою руку.
К ней, весело переваливаясь, подбежал щенок и, встав лапами на грудь, повалил её снова на пол. Хвостик его радостно вилял, говоря о том, что он в восторге от игры.
— Убери его от меня! — завизжала Нелли и, отпихнув щенка, попыталась встать на ноги.
Высокие тонкие каблуки не прибавляли ей устойчивости. Виктор попытался подхватить девушку под руку, чтобы помочь, но она снова его оттолкнула и, ухватившись за стену, кое-как поковыляла к выходу.
Распахнув дверь, она с грохотом захлопнула её за собой.
— Нелли! Куда ты? Иди хотя бы в душ сходи! — крикнул вслед Виктор, выглянув в подъезд.
Ответом ему был грохот захлопнутой со всего размаха двери подъезда.
Зная Нелли, он понимал, что бежать за ней и извиняться сейчас было бесполезно, надо дать ей время остыть. Закрыв входную дверь, Виктор с тоской посмотрел на испачканные грязной рукой Нелли обои и понял, что до свадьбы теперь очень далеко, если она, вообще, когда-нибудь состоится.
— Ты просто злой дух какой-то, шаман! — сказал он щенку, который наблюдал за ним, склонив голову. — Что ты наделал-то?
Щенок ничего не ответил, но, тихонько заскулив, положил повинную голову на передние лапы и затих, видимо, давая понять, что сожалеет.
— Так я тебе и поверил… — проворчал Виктор.
Он был сильно расстроен, но злость куда-то ушла.
— Ладно, вместо любви займёмся уборкой, — вздохнул он и пошёл в ванную комнату.
Утром Виктора разбудил телефонный звонок. Чертыхнувшись, он уже было накрылся с головой одеялом, надеясь ещё немного поспать, но, вспомнив вчерашний вечер, схватил телефон и взглянул на экран, в надежде увидеть  имя «Нелли», но звонил брат.
Со вздохом разочарования Виктор обречённо ответил на звонок:
— Да, Вадим, слушаю.
— Здорово, братан, дрыхнешь, что ли? — раздался жизнерадостный голос младшего брата.
— Угу, — промычал в ответ Виктор.
Настроение у него было хуже некуда  и разговаривать с Вадимом совсем не хотелось.
— Давай подъём! — не отставал тот. — Сейчас заеду за тобой, поедем к маман на дачу.
— Какую дачу? — удивился Виктор, но тут же вспомнил о договорённости поехать помочь матери с забором. Но как же это было не вовремя!
— А, может, завтра? — сделал он слабую попытку отвертеться.
— Никаких завтра, маман ждёт. Через полчаса я у тебя! — и Вадим отключился.
— Вот чёрт! — сел на постель Виктор. — Ещё сегодня только маман мне не хватало.
У Виктора были сложные отношения с матерью. Екатерина Андреевна была строгой и властной женщиной, железной рукой управляющей не только своим бизнесом, но и обоими вполне половозрелыми сыновьями.
Требовательная и бескомпромиссная, она не терпела слабости, лени и безответственности, и муштровала своих сыновей, как ефрейтор солдат.
Виктор с детства восхищался и боготворил её, мечтая быть достойным своей матери. Стараясь заслужить её похвалу, он всегда и во всём стремился быть лучшим. Прекрасно учился и, хотя не мог похвастаться  блестящими способностями, добивался своего усидчивостью и старанием. Он из кожи лез вон, чтобы услышать от неё хотя бы иногда скупое — «неплохо».
Его брат же, Вадим, совсем не стремился угодить матери. Всё-то он делал по-своему, всё-то наперекосяк, и учился как попало, и вечно во всякие истории влипал, особенно в подростковом возрасте. Хлопот с ним у Екатерины Андреевны было невпроворот, но никогда она не смотрела на своего старшего сына Виктора с такой любовью, как на младшего Вадима.
У того с детства была врождённая способность находить со всеми общий язык и умело сглаживать острые углы. Друзья его любили, девушки обожали, и был Вадим душой любой компании, не зная ни в чём затруднений.
Когда он в последнем классе вдруг взялся за ум, то легко и играючи окончил школу с отличными оценками и, поступив в институт, также блестяще окончил и его, успевая при этом веселиться с друзьями и встречаться с девушками.
А Виктор в это время корпел над учебниками, не поднимая головы, забывая о сне и мире за окном, лишь бы не отстать, лишь бы не увидеть снисходительный или осуждающий взгляд матери.
В связи со вчерашними бурными событиями он совсем забыл об этой поездке, но делать было нечего, надо было собираться.
Открыв дверь в коридор, первое, что он увидел, была лужица, затем невдалеке вторая, а посередине, как бы во имя пропорции, эту композицию венчала свежая, пахучая кучка.
— О боже! — слабо возмутился Виктор. — Ты что-нибудь ещё умеешь, помимо того, чтобы здесь мины раскладывать?
Ответ не заставил себя долго ждать. Пройдя в комнату, Виктор увидел на ковре порванную и обглоданную книжку, ту, что он иногда читал перед сном. Рядом зиял свежими ранами старый тапок, а на журнальном столике стыдливо грустила голая лампочка, лишённая своего абажура, которому тоже неплохо досталось, судя по его растерзанному виду.
Виктор только растерянно всплеснул руками:
— Да уж, ты время зря не терял! Эй, ты где, негодник?
Щенка нигде не было видно. Заглянув под кресло и за диван, Виктор и там проказника не обнаружил.
— Эй, выходи, ты где спрятался? — повысил он голос.
Но щенок явно не торопился на разбор полётов, а где-то притаился или, скорей всего, был чем-то сильно занят.
Виктор, стараясь ступать бесшумно, отправился на поиски. Заглянул в ванную комнату, но она была пуста. Только валяющееся на полу полотенце свидетельствовало о том, что кое-кто здесь всё же побывал, но, видимо, не найдя для себя ничего интересного, покинул это помещение, не нанеся особого ущерба.
Повесив полотенце на место, Виктор отправился в прихожую. Разбросанная повсюду обувь явно указывала на то, что щенок здесь несколько подзадержался. Расставляя туфли и ботинки по парам строго на определённые для них места, Виктор обнаружил недостачу.
Не хватало одного ботинка от новой дорогущей пары, которую он купил в Париже, когда ездил туда в последний раз на семинар. Эти туфли он очень любил и берёг, надевая только для самых парадных случаев, например, таких, как вчера, когда хотел выглядеть успешным мужчиной.
— Вот же поганец, разбирается в обуви! — уже начинал злиться он, понимая, что украденную туфлю ничего хорошего не ждёт.
— Эй, ты где! — уже в полный голос закричал Виктор.
Но щенок снова проигнорировал его вопрос.
Из непроверенных помещений оставалась только кухня. Заглянув в неё, Виктор потерял дар речи. Дверца шкафчика была распахнута настежь, и практически всё его содержимое было вывалено на пол, который теперь походил больше на поле сражения, чем на образцово-показательное, сверкающее напольное покрытие его кухни.
Рассыпанная мука, крупы, макароны — всё это было перемешано и щедро полито подсолнечным маслом, липким ковром покрывая кафель. Композиция оживлялась яркими пятнами кетчупа, пластиковая бутылка от которого с обгрызенным горлышком валялась невдалеке от такой же опустевшей бутылки из-под подсолнечного масла.
И в самом центре этого разгрома возлежал довольный щенок, весь в муке, масле и кетчупе, догрызающий его ботинок из крокодиловой кожи.
Виктор застыл в дверном проеме. Он стоял,  изумлённо разинув рот, и смотрел на этого разрушителя, не в силах вымолвить ни слова.
Щенок, увлечённый ботинком, поднял глаза и увидел, наконец, впавшего в ступор мужчину, что привёз его в этот замечательный дом, полный заманчивых и интересных вещей.
Он наклонил голову набок, его глаза задорно горели, видно было, что он очень доволен своим новым жилищем.
Визгливо заверещал дверной звонок. Виктор, вздрогнув, не сразу понял, что это за звук. Звонок прозвучал снова, длительно и требовательно. Так сообщал о своём прибытии только Вадим.
Виктор распахнул дверь, пропуская брата в квартиру.
— Ты почему ещё не од… — начал было Вадим, но, увидев странные лужи на полу, а затем и ошарашенные глаза брата, запнулся. — Что случилось?
— Случился он, — ответил Виктор и показал рукой на кухню, голос его звучал слабо, почти безжизненно.
— Кто он? — почти испугался Вадим.
— Иди сам посмотри, — махнул рукой Виктор и пошёл в ванную комнату за тряпкой и тазиком с водой.
Пожав недоумённо плечами, Вадим проводил изумлённым взглядом спину брата и заглянул в кухню.
— Ого, — присвистнул он от удивления. — Да у вас тут весело, а этому… — кивнул он на щенка, — только перьев не хватает, — и уже откровенно засмеялся. — Чудо в перьях.
— Смешно ему, — проворчал Виктор, заходя на кухню с тазом, полным воды.
Встав на пороге, он огляделся, видимо, не зная, с чего начать.
— Да ладно, — похлопал его по плечу брат. — Тебе как раз этого и не хватает.
— Чего этого? — поинтересовался Виктор.
— Немного беспорядка, — улыбаясь, ответил Вадим. — Может, на человека станешь хоть немного похож, а не на робота.
— Это я-то робот? — возмутился Виктор.
— А кто же ты? Ты в свой шкаф с одеждой загляни, и сразу станет всё ясно. Не может нормальный человек в таком порядке вещи хранить. У тебя же пары носков по дням недели разложены, разве это по-человечески? — подмигнул Вадим брату.
— Зато у тебя прямо по-человечески, бардак вечно такой, что ступить некуда, — отмахнулся Виктор.
— Зато уютно, — рассмеялся Вадим. — А у тебя не квартира, а операционная какая-то, спасибо, хоть не белое всё. Ладно, давай ты здесь разгром убирай, а я пойду, это чудо-юдо помою, такую замарашку я  в машину не посажу.
— А ты думаешь, его с собой надо взять? — удивился Виктор. — Маман будет в шоке.
— Маман переживёт, — беспечно ответил Вадим. — А, может, ты хочешь его одного на весь день на хозяйстве оставить? Тогда можно сейчас и не убирать, вечером сразу всё и приберёшь.
— Да уж, наверное, ты прав на этот раз, — согласился Виктор. — Но что скажет маман?
— Да плевать, что она скажет, ты же на дачу к ней едешь, а не в квартиру. Ну, съест он у неё пару сиреней, делов-то. А откуда он у тебя, кстати? Я прямо удивлён, что ты решил собаку завести, не похоже на тебя.
— Ничего я не решил, это мне Курбан вчера подарил от всего туркменского народа, отказаться нельзя было. Что  я с ним делать-то буду, ума не приложу.
— Ладно, разберёмся, давай за дело, а то часики тикают, — сказал Вадим.
Он подхватил липкого, всего в муке, щенка и на вытянутых руках, чтобы не испачкаться, понёс в ванную комнату.
Глава 2
По дороге на дачу к матери Виктор несколько раз набирал номер Нелли, но она так и не взяла трубку. И хотя он и не особо рассчитывал на этот разговор, но настроение всё равно ещё больше испортилось.
— Ты чего такой мрачный? — спросил его Вадим. — Неужели из-за этого хулигана? — обернулся он на щенка, чинно сидящего на заднем сиденье и с интересом смотрящего в окно. — Смотри, какой благовоспитанный пёс.
— Посмотрю, что ты скажешь, когда он тебе всё сиденье изгваздает, — усмехнулся Виктор. — Его, похоже, укачивает в машине.
— Так он тебе и машину уделал? — не смог сдержать смеха Вадим. — Интересно, чем это ты Курбану не угодил? Это такая туркменская месть?
— Наверное, — усмехнулся Виктор. — Ты даже не представляешь, что он мне вчера вечером устроил, просто пустил всё под откос.
— Неужели носки твои перепутал? И ты теперь не знаешь, какие надеть во вторник? — съязвил брат.
— Если бы… — вздохнул Виктор и замолчал.
— Давай рассказывай, заинтриговал, — не отставал Вадим.
— Вспомнить страшно… — начал Виктор и снова замолчал.
— Ну не томи уже, рассказывай! — изнывая от нетерпения, попросил заинтригованный брат.
— Я вчера Нелли пригласил в ресторан, сделал ей предложение… — снова неохотно начал Виктор.
— Да ты что? Неужели решился? — не удержавшись, перебил его Вадим.
— Да, и она согласилась, мы поехали ко мне, а там… — Виктор замолчал, вспомнив перекошенное лицо Нелли и жёлтые струйки, стекающие с её волос на платье.
— Что «там»? Рваный тапок?
— Да нет, похуже. В общем, электричество опять вырубили, мы зашли в полной темноте в квартиру и… — он опять замолчал, переживая вчерашние события.
— Что и…? — Вадим был уже готов прибить брата за эти мучительные паузы.
— Он там мины свои разложил, мы в темноте поскользнулись, упали прямо в… — Виктор передёрнулся. — В общем, Нелли сбежала и теперь вот трубку не берёт.
— Ой, не могу, — Вадим не удержался от смеха, представив эту картину. — Бедная Нелли!
— Ничего смешного, — обиженно надулся Виктор.
— Ну, прости, прости, просто представил всё это, — стараясь сдержать смех, извинился Вадим.
— Я полгода готовился к этому, — Виктор чуть не плакал, — и всё сложилось бы отлично, если бы не этот засранец! — кивнул он в сторону щенка.
— Виктор, но это же недоразумение, если она тебя любит, то позлится и простит. Её тоже можно понять, такой романтический вечер, а тут на тебе, — пряча улыбку, пытался успокоить его Вадим.
— Ты бы видел её взгляд, она была просто в бешенстве.
— Знаешь, Виктор, — уже серьёзно начал Вадим, — если не простит, то, может, это и к лучшему? Значит, не любит. Лучше это понять до свадьбы, чем потом. Мне, честно говоря, твоя Нелли никогда особо не нравилась… — Вадим замолчал, решив, что его мысли по поводу подруги брата сейчас не очень уместны.
— Да что ты? — повернулся к нему Виктор. — Судя по тому, как ты с ней мурлыкал, она тебе была очень даже симпатична!
— Я со всеми девушками мурлыкаю, — усмехнулся Вадим. — Нелли очень даже привлекательная, да и тебе немного расшевелиться полезно, но, честно скажу, жениться на ней я бы не стал. Время провести приятно — да, но жениться, упаси боже!
— Это почему? Что с ней не так? — возмутился Виктор.
— Ты в женщинах ничего не понимаешь, иначе бы заметил, что она… — Вадим запнулся, подбирая слова. — Как бы это сказать… в общем, ничего просто так не делает, корыстная она, холодная, как рыба, и расчётливая. Вспомни, до того, как ты стал таким крутым спецом и начал хорошо зарабатывать, много ли внимания она на тебя обращала? А сейчас вдруг влюбилась и даже замуж согласна идти.
Виктор отвернулся к окну.
— Прости, но ты сам спросил. Это моё мнение о ней, и, кстати, не только моё. Так что, может, тебя этот шалун уберёг от ошибки, а?
Он дружески похлопал брата по колену, но тот сидел, погружённый в свои горькие мысли, и даже не обернулся.
Вадим решил предоставить его самому себе и, сосредоточившись на дороге, не произнёс более ни слова.
Когда они, наконец, добрались до дачи матери, та уже кипела, как чайник, от негодования.
Увидев подъехавшую машину Вадима и выбирающихся из неё сыновей, она демонстративно ушла в дом, хлопнув за собой дверью.
— Маман нам рада, — усмехнулся Вадим, вытаскивая щенка из машины. — Ну, что же, малыш, сейчас ты узнаешь, почём фунт лиха. А поводок у него есть? — обратился он к брату.
— Блин, что-то не сообразил вчера в спешке, — развёл руками Виктор.
— Ну, тогда держи, — сунул ему в руки собаку Вадим и подмигнул. — Мне руки свободные нужны, чтобы маман обнимать.
Процессия двинулась по направлению к дому. Закрыв калитку, Вадим в два прыжка преодолел высокое крыльцо и зашёл в дом:
— Мама! Мы здесь! Выходи обниматься!
Выдержав паузу, наконец, к сыну вышла Екатерина Андреевна. Высокая, статная женщина в стильном, красиво облегающем  стройную фигуру, спортивном костюме. Безупречная причёска и помада на губах создавали впечатление успешной, сильной женщины, каковой она и была.
Привычка выглядеть «на все сто» выработалась у неё ещё в молодости. Никогда она не позволяла себе показаться на люди в неряшливом и неопрятном виде и, даже находясь на даче, следовала своему правилу.
Серые, стальные глаза строго смотрели на младшего сына, губы были обиженно поджаты.
— Вы опоздали, — вместо приветствия сухо сказала она. — Заставляя меня ждать, вы проявляете ко мне неуважение, что недопустимо.
— Ну прости, возникли непредвиденные обстоятельства, — обворожительно улыбаясь, Вадим подошёл к матери и чмокнул её в сухую щёку. — Мы гнали всю дорогу, нарушая все правила ПДД, чтобы нагнать время, но… И, кстати, ты посмотри, что мы тебе привезли.
Взгляд Екатерины Андреевны несколько смягчился, перед обаянием Вадима не могла устоять даже она.
— Какие такие обстоятельства и что привезли?
— А пойдём, и сама увидишь и обстоятельство, и что привезли, в одном лице, так сказать, — Вадим обнял мать за плечи и повёл к выходу.
 Выйдя на крыльцо, она сухо поздоровалась со старшим сыном и, обернувшись к Вадиму, спросила:
— Ну, и что вы мне привезли?
— А где?.. — спросил тот Виктора.
— Да вон, метро уже до Питера роет, — показал Виктор пальцем на щенка, который, забравшись на клумбу с цветами, с большим энтузиазмом начал рыть яму под розовым кустом.
— Ну, скажи, мам, это же просто чудо! — подмигнул матери Вадим.
— Вы привезли мне собаку? — изумлённо спросила Екатерина Андреевна.
Она была настолько удивлена, что даже забыла разозлиться.
— Ну да, тебе же, наверное, здесь скучно одной, вот тебе и компания, — как ни в чём не бывало ответил Вадим и подмигнул брату из-за спины матери. Тот в ответ сделал круглые глаза.
— Но мне не нужна собака! — пришла, наконец, в себя Екатерина Андреевна.
— Как это «не нужна»? — с преувеличенным удивлением переспросил Вадим. — Каждому дачнику нужна собака! Без собаки здесь просто не обойтись, кто же будет охранять твой дом? Да и поговорить будет с кем.
Он явно получал удовольствие от этой ситуации.
— Нет, мои дорогие, спасибо, конечно, но забирайте свой подарок, мне собака ни к чему, — Екатерина Андреевна вздёрнула подбородок, развернулась и ушла в дом.
— Ну, что ты за представление устроил? — с укоризной сказал Виктор.
— Не волнуйся, её первая реакция всегда «нет», тебе ли не знать? Уговорю её пока оставить щенка здесь, на даче, чтобы он твою квартиру не разнёс в щепки, а тебе надо что-то с ним решать, это ведь не игрушка, а алабай. Вырастет огромная псина, и явно не для квартиры. Что сам-то думаешь?
— Ты знаешь, даже подумать ещё не было времени, всё какая-то свистопляска. Давай забором займёмся, а то ведь нас без сладкого оставят, — усмехнулся Виктор и пошёл в дом переодеваться.
Вадим последовал за ним.
Пока братья занимались забором, щенок с воодушевлением исследовал новую территорию. Забросив неоконченный тоннель «Подмосковье-Питер», он галопом помчался в сад. Не сумев добыть ни одного яблока, в связи с недостатком роста, энтузиазма он, однако, не утратил и отправился дальше, на поиски других развлечений.
Обнаружив грядки с огурцами, начал пробовать каждый огурец на вкус, как будто выбирая лучший. Когда ему и это надоело, он решил попробовать клубнику, и она ему пришлась по вкусу. Он отрывал ягоды одну за другой, иногда вместе с веточками, или даже вырывая кусты из земли, и был очень доволен найденным угощением.
Устав и наевшись всякой зелени, он улёгся недалеко от братьев в тенёчке и, удовлетворённо вздохнув, понемногу задремал.
— Ой, Жужу, посмотри, какая прелесть прелестная! — послышался высокий женский голос.
Братья оторвались от забора, а щенок поднял голову. На улице стояла молодая женщина в розовом брючном костюме, больших солнечных очках и широченной шляпе с витиеватыми цветочками. На руках она держала маленькую собачку с розовым же бантиком на лбу.
— Здравствуйте, молодые люди! — засеменила она к ним. — Екатерина Андреевна себе собачку завела? Какая прелесть!
Она немного наклонилась, вытянув губы трубочкой, протянула руку вперёд и, потирая пальцами, нежнейшим голосочком позвала щенка:
— Муси-пуси! Иди ко мне, маленький!
Щенок наклонил голову набок и несколько озадаченно, но не теряя любопытства, наблюдал за ней. Потом он перевёл глаза на Виктора, как будто спрашивая, что ему делать, тот недоумённо пожал плечами.
Щенок решил проигнорировать призывы этой странной розовой женщины и не двинулся с места, а снова положил голову на лапы.
Женщина разочарованно выпрямилась:
— Вот же вредный какой! — пробормотала она себе под нос, но тут же оживилась, сняла очки и обернулась к братьям:
— Извините, я обожаю собак. А вы, наверное, сыновья Екатерины Андреевны? Я ваша новая соседка, вон моя дача! — ткнула она куда-то вбок рукой. — Меня зовут Анжела, можно просто Энджи.
Она кокетливо,  как для поцелуя, протянула свои пальчики с розовым маникюром Вадиму и добавила:
—А это моя Жозефина, или просто Жужу.
Энджи чмокнула в лоб свою собачку, и Вадиму показалось, что она готова была предложить ему сделать то же самое. Он инстинктивно отшатнулся.
— Очень приятно, Вадим, — он демонстративно пожал её руку. — А это мой брат Виктор.
Жужу залилась яростным лаем и, если бы хозяйка не держала её достаточно крепко, наверное, цапнула бы Вадима за протянутую руку. Он испуганно её отдёрнул.
— Ой, не обращайте внимания, — залилась тонким смехом Энджи. — Жозефина такая ревнивая.
Она повернулась к Виктору:
— Энджи, очень приятно, — протянула она пальчики и ему, но он решил  ограничиться лишь приветственным кивком.
— Виктор, взаимно.
Пошевелив повисшими в воздухе пальцами, Энджи, наконец, их убрала и, жеманно вздохнув, проникновенно обратилась к Виктору:
— Тут так скучно, знаете ли, поговорить не с кем. А вы, Виктор…
Она было хотела ещё что-то сказать, но с крыльца её окликнула Екатерина Андреевна:
— Энджи, дорогая, заходи, кофейку попьём!
— Здравствуйте, милая, премилая Екатерина Андреевна! Бегу, бегу.
Послав воздушный поцелуй обоим братьям и второй, отдельно, Виктору, она засеменила к дому.
Братья насмешливо переглянулись и продолжили заниматься забором.
Екатерина Андреевна заварила крепкий кофе и, расставив чашки на столике, пригласила гостью на веранду.
Дамы сидели, попивая ароматный напиток, и о чём-то оживлённо разговаривали, то и дело взрываясь смехом.
— А что же вы сыновей не позовёте? Они у вас такие милые, — любуясь загорелыми торсами братьев, спросила Энджи.
— Я сердита на них, — ответила Екатерина Андреевна, подливая ей кофе. — Мало того, что опоздали, так ещё и собаку эту мне привезли.
— Ой, это они вам его привезли? Такой милый пёсик, прямо зацеловала бы всего… И что? — отхлебнув кофе, спросила Энджи.
— Да зачем мне собака? Я через месяц-полтора в город вернусь, куда мне его девать? Да и вообще мне здесь собака не нужна. Никогда не было, а уж сейчас и заводить ни к чему.
— Что вы, Екатерина Андреевна, собаки такие лапушки! — возбудилась Энджи и, поставив чашку на стол, схватила ту за руку. — Я даже не представляю, чтобы я без Жозефины делала, собака — это лучший друг.
Осторожно высвободив свою руку из цепких пальцев гостьи, Екатерина Андреевна твёрдо ответила:
— Нет, и всё, пускай возвращают туда, откуда взяли.
— Ну и зря вы так, зря, — надула розовые губки Энджи.
 Немного подувшись, она вновь оживилась:
— Миленькая Екатерина Андреевна, ну давайте их кофе напоим, ну, пожалуйста, простите их.
— Ну хорошо, раз ты так за них просишь, — смилостивилась Екатерина Андреевна, — пойду сварю.
— Чудесно! — обрадовалась Энджи. — Спасибо.
Сварив новую порцию и расставив чашки, мать позвала сыновей к столу:
— Виктор, Вадим, передохните, выпейте кофейку!
Братья переглянулись и, сложив инструменты и сполоснув руки, присоединились к дамам.
— Ах, как хорошо! — радовалась Энджи.
Екатерина Андреевна разлила всем дымящийся кофе и села, поджав губы.
— Мам, ну хватит дуться, пошутил я, — погладил её по руке Вадим.
— Что значит «пошутил»? — обернулась к нему мать.
— Мы его не тебе привезли, а просто захватили с собой, чтобы дома одного на целый день не оставлять. Уедем — заберём.
Екатерина Андреевна немного расслабилась:
— Вечно твои шуточки! А чего это ты решил собаку завести? — спросила она.
Вадим усмехнулся:
— Это не я решил завести, это щенок Виктора…
Мать настолько удивилась, что чуть не поперхнулась кофе:
— Виктора? Вот уж совсем неожиданно!
Она вопросительно воззрилась на старшего сына:
— Ты решил завести собаку?
Виктор помялся:
— Да не то чтобы я решил его завести. Мне вчера его Курбан подарил, в знак благодарности, от туркменского народа. Я его об этом не просил, а отказаться было невозможно.
— Так это настоящий туркменский алабай? — не удержалась Энджи. — Ничего себе! Так он огромных денег стоит… — и она запнулась, прикусив язык.
— То есть? — чуть ли не хором спросили остальные присутствующие.
— Ну, я не уверена… — замялась Энджи, не зная, как выкрутиться. — Но знаю, что такие собаки очень хорошие сторожа, потому эта порода пользуется большой популярностью. У нас вот дачу тоже алабай охраняет.
— А-а-а… — протянули внимательные слушатели.
— И что ты собираешься с ним делать? — спросила сына Екатерина Андреевна. — Ты же всё время в разъездах.
— В том-то и дело, даже не знаю, что предпринять, — сокрушённо пожал плечами Виктор.
Проснувшийся щенок, оглядевшись и не увидев никого рядом, отправился на поиски компании. Заметив сидящих на веранде людей, он побежал к ним. Забравшись на крыльцо, он подошёл к Виктору и улёгся, свернувшись калачиком, возле его ног.
— Ой, ну какой прелестный ребёнок! — не удержалась Энджи и добавила: — А вырастет из него такая бо-о-ольшая собака.
— Вот именно, — поддержала её Екатерина Андреевна, — бо-о-ольшая собака, и с ней явно надо будет заниматься. Да, Энджи?
— О да! — воодушевилась вновь Энджи. — Гулять как минимум два — три часа утром и вечером, потом его надо дрессировать, ведь алабаи бывают довольно агрессивны. Опять же, обязательно следить за питанием, чтобы он вырос здоровым, опять же, шерсть, они так линяют, вы даже не представляете… Это, конечно, собака не для квартиры. Если вы редко бываете дома, то он вам разнесёт её в пух и прах.
Виктор совсем погрустнел, вспомнив сегодняшнее утро.
— И что же мне с ним делать? — беспомощно спросил он.
Энджи, откашлявшись, осторожно сказала:
— Надо найти ему руки. Я думаю, это будет несложно, многие берут таких собак для охраны своих участков.
— И где мне их искать? — совсем растерялся Виктор.
— Я могу вам помочь, — проникновенно глядя ему в глаза, сказала Энджи. — Поспрашивать у знакомых, что живут в загородных домах. Уверена, кто-нибудь найдётся.
— Правда? — приободрился Виктор. — Вы бы меня очень выручили, я и вправду не готов держать такую собаку.
— Конечно, конечно, — замурлыкала Энджи. — Более того, вы можете его оставить у меня, пока мы не найдём подходящего кандидата, а то он вам всю квартиру разнесёт.
— Да уж, в этом я не сомневаюсь, — усмехнулся Виктор, вспомнив снова сегодняшнее утро. — А вам это не будет в тягость?
— Нет, что вы! — дотронулась она до его руки. — Совсем нет, я очень люблю собак, тем более у меня есть для него прекрасный вольер, где он будет себя чувствовать очень хорошо. Хотите посмотреть?
— Если вас это не затруднит, конечно.
Виктор был очень благодарен Энджи за то, что она его готова выручить. У него как будто камень с плеч упал, но где-то в глубине души заскреблось вдруг сожаление и нежелание расставаться со щенком, но Виктор отмахнулся от него:
«Нет, это невозможно, лучше будет отдать его тем, у кого есть время заботиться о нём».
— Ну тогда можем прямо сейчас и посмотреть, если хотите, — вставая, сказала Энджи.
— Да, конечно. Спасибо, мама, за кофе.
— Спасибо, Екатерина Андреевна, кофе был чудесный! — запорхала Энджи и, подойдя к хозяйке, слегка дотронулась до её щеки своей щекой, что должно было означать лёгкий поцелуй.
Затем она взяла свою собачку за переднюю лапку и помахала ею, прощаясь:
— Жужу, скажи до свиданья, будь умницей!
Жужу залилась злобным лаем. Энджи чмокнула её в морду и, мило улыбаясь, помахала всем рукой:
— Пока, пока.
— Вадим, ты пойдёшь с нами? — спросил брата Виктор.
— Нет, иди сам, а я закончу с забором.
Виктор пошёл за Энджи, а за ним, сразу поднявшись, поспешил щенок.
Выйдя на улицу, Энджи спустила Жужу с рук и повела её на тоненькой цепочке за собой. Та всё время оборачивалась и лаяла на щенка, семенившего следом.
— Смотрите, какой умница, идёт за нами сам, без поводка, — ворковала спасительница.
— Я вчера забыл купить ему поводок, впрочем, как и ошейник, — усмехнулся Виктор. — Плохой из меня собачник.
Он всё время оглядывался назад, проверяя, идёт ли щенок за ними.
— Ну, ничего, не расстраивайтесь, всё будет с ним хорошо, — успокаивала его Энджи. — Обязательно всё устроится.
— Я не сомневаюсь, вы ведь знаете, что делаете. Вы такая добрая и отзывчивая девушка, — решился на комплимент Виктор.
— Ой, да что вы! — засмущалась от неожиданной похвалы Энджи. — Почему не помочь хорошему человеку.
Обмениваясь любезностями, они вскоре дошли до дачи Энджи.
Большой двухэтажный дом, расположенный на огромном участке и обнесённый каменным забором,  сильно выделялся среди более скромных домиков соседей. Всё говорило о большом достатке его владельца.
— Ого! — не сдержал своего удивления Виктор. — У вас прямо дворец.
— Это дача отца, а я просто погостить приехала, — объяснила ему Энджи.
— Ваш отец, наверное, большой человек? — поинтересовался Виктор.
— Ну да, — замялась Энджи. — Он бизнесмен. Вы подождите, пожалуйста, минуточку здесь, я сейчас собак закрою.
И она, чуть приоткрыв калитку, протиснулась в узкую щель.
Минут через пять Энджи распахнула её настежь:
— Заходите, заходите, пожалуйста, — пригласила она своего спутника.
Виктор зашёл в большой двор и обернулся, поджидая щенка, но тот, сев в паре метров от входа, явно не собирался туда заходить.
— Малыш, иди сюда! — позвал его Виктор.
Щенок встал и, развернувшись, пошёл в обратную сторону.
— Эй, ты куда? — удивился незадачливый собачник.
Выйдя наружу, он догнал маленького неслуха и взял на руки.
— Ты куда это собрался?
Щенок поднял на него глаза, и Виктору показалось, что он увидел в них страх.
— Ну, ты чего испугался? — спросил он щенка. — Пойдём.
Со щенком на руках он зашёл во двор Энджи, калитка за ними, мягко щёлкнув замком, захлопнулась.
Глава 3  
 Держа начавшего вдруг мелко дрожать щенка на руках, Виктор последовал за Энджи.
Искусный ландшафтный дизайн радовал глаз приятным сочетанием цветов и гармоничной завершённостью линий, явно здесь потрудился профессионал.
— Идите сюда, за мной! — позвала его Энджи, спустив Жужу с рук.
Она провела его вдоль большого дома, мимо двух просторных вольеров, в одном из которых спокойно сидел здоровый рыжий алабай, а во втором кидался на сетку, роняя яростную пену, огромный черный кавказец.
— Демон, замолчи! — повысила голос Энджи, и в нём Виктор неожиданно для себя услышал сталь и силу.
Кавказец, глухо заворчав, замолчал, но губы его мелко дрожали на оскаленных желтоватых зубах.
Щенок испуганно прижался к Виктору, который инстинктивно стал его поглаживать по спине, успокаивая.
— Серьёзный пёсик! — обходя вольер стороной, заметил Виктор.
— Да, Демон у нас чужих не любит, — как-то криво улыбаясь, сказала Энджи. — А вот Шах очень спокойный, — показала она пальцем на рыжего алабая.
Тот молча сидел в своём вольере и, опустив голову, немигающим, тяжёлым взглядом следил за каждым движением Виктора. От этого взгляда у того пробежал неприятный холодок по спине.
«Жуть какая!» — подумал он про себя, не рискуя высказывать своё мнение вслух.
На некотором отдалении от этих двух вольеров, за старой, раскидистой липой стояла ещё пара, но чуть поменьше, и они были абсолютно пусты.
— Ну вот, пришли, — распахнув дверцу одного из них и зайдя внутрь, Энджи кивком пригласила Виктора присоединиться.
Зайдя в вольер, Виктор огляделся. Довольно просторный, чистый, с большой, добротной будкой, с посыпанным свежим песком полом, он производил хорошее впечатление.
— Ну-ка, малыш, — сказал Виктор, спуская щенка с рук, — иди, оглядись.
Щенок, даже не поинтересовавшись, что там в будке, прямым ходом направился к выходу. Смешно подкидывая задние лапы, он торопился вон отсюда.
— Не понравилось ему здесь, — озадаченно констатировал Виктор и бросился вдогонку.
Поймав щенка и взяв его на руки, он стоял, поглаживая того по спине и не зная, что делать дальше.
— Ничего, привыкнет, — попыталась успокоить его Энджи, выйдя из вольера. — Тем более что он здесь ненадолго, думаю, через дня два-три уже найдётся владелец для него. Пойдёмте, я вас угощу чаем с пирогом, а он пускай немного осмотрится и пообвыкнет.
— Хорошо, — согласился Виктор.
— Вы спустите его с рук, пускай погуляет, посмотрит. Никто его здесь не обидит.
Энджи взяла упирающегося щенка из рук Виктора и поставила на землю.
— Беги, маленький, поиграй с Жужу. Пойдёмте, не волнуйтесь, — подхватила она под локоть Виктора и повела его к дому. Щенок, не отходя ни на шаг, поплёлся вслед за ним.
Усадив гостя в тенистой беседке, Энджи пошла в дом за чаем и пирогом. Щенок лёг возле ног Виктора и явно не собирался никуда уходить. Даже новая территория, требующая тщательного изучения, не вызывала сейчас у него интереса.
Минут через десять появилась Энджи с большим подносом и налила гостю ароматного чая, положив на блюдце кусок свежего вишнёвого пирога.
— Угощайтесь,  а я отойду на минутку.
Вернулась она с небольшим мячиком в руке и кинула его щенку. Пока мяч катился, щенок внимательно следил за ним глазами, но даже не приподнялся, чтобы рассмотреть поближе. Остановившись в тридцати сантиметрах от его носа, мячик застыл, одинокий и никому не нужный.
— М-да, — пробормотала себе под нос Энджи.
Отламывая маленькие кусочки от пирога, она, изящно держа в пальцах чашку из тонкого, старинного фарфора, запивала их чаем.
— Екатерина Андреевна говорила, что вы большой профессионал в своём деле. Чем вы занимаетесь? — начала она развлекать гостя светской беседой.
— Строительством, в основном, агрокомплексов, — рассеянно ответил Виктор.
— Это вы из Туркмении недавно приехали? — кивнув на щенка, спросила Энджи.
— Да, строили там большой скотоводческий комплекс, — ответил он.
— Ясно, — протянула хозяйка, не зная, как ещё отвлечь гостя от его, судя по всему, невесёлых мыслей.
— Ой, Жужу, где ты была? — оживилась она, увидев свою Жозефину. — Смотри, малыш скучает, поиграй-ка с ним.
 Жужу подошла к мячику, вероятно, это была её игрушка, и катнула его лапой.
— Неси сюда, я тебе покидаю! — сказала Энджи.
Жужу, схватив мячик зубами, принесла его хозяйке.
— Вот умница, лови! — взяв у неё мячик, Энджи катнула его в сторону.
Весело подскакивая, мячик покатился по двору, Жужу побежала за ним. Щенок поднял голову и с интересом наблюдал за происходящим. Жужу догнала мячик, схватила его зубами и снова принесла хозяйке.
— Ай, молодец какая! — отломив маленький кусочек пирога, та дала его собачке.
Щенок потянул носом.
— Жужу, лови! — кинула опять мячик Энджи.
Собачка снова поймала его, принесла и получила кусочек лакомства. Щенок привстал, облизнувшись.
Энджи, заметив это, взяла Жужу на руки и снова кинула мячик:
— Лови! — сказала она, удерживая рвущуюся к мячу Жужу.
Щенок вскочил и побежал за мячом. Взяв в зубы, он принёс его Виктору. Тот растерянно взял мячик.
— Дайте ему пирога и похвалите, — подсказала Энджи.
Виктор отломил кусочек и дал щенку. Тот с удовольствием съел угощение и ткнул его носом в ногу, как бы призывая продолжить игру.
— Кидайте! — снова подсказала Энджи. — И скажите «Лови!».
Виктор кинул мячик и скомандовал:
— Лови!
Щенок бросился за мячом, получил вознаграждение и опять потребовал продолжения.
Снова и снова Виктор кидал мяч, а щенок его приносил и получал свою награду.
— Какой сообразительный пёс! — восхитилась Энджи. — Сразу всё понял. Жужу только на третий день окончательно всё усвоила, а этот прямо с первого раза. А как его, кстати, зовут?
Виктор, секунду помешкав, уверенно ответил:
— Шаман, его зовут Шаман.
— Какое чудесное имя! — всплеснула руками Энджи. — Очень ему подходит.
— Наверное, мне надо идти, — вставая, сказал Виктор.
— Да, конечно, не буду вас задерживать, — поднялась и Энджи.
Увидев озабоченное лицо Виктора, она взяла его за локоть:
— Не волнуйтесь вы так, всё будет хорошо. Он же щенок, они быстро адаптируются, смотрите, он уже с Жужу играет. Идите и будьте спокойны.
Посмотрев на Шамана, весело улепётывающего от Жужу, Виктор вздохнул:
— Ну да, наверное, так будет для него лучше. Спасибо, Энджи.
— Да не за что, — ответила она и с улыбкой протянула ему руку.
Виктор пожал её и направился к калитке.
Увидев, что он уходит, Шаман бросился следом, но Энджи перехватила его, взяв на руки.
— Идите, идите, всё будет хорошо, — ещё раз сказала она, поглаживая щенка.
Виктор открыл калитку и обернулся. Шаман смотрел на него, не отрываясь, и в его глазах, как показалось Виктору, стояли слёзы.
Он отвернулся, вышел, закрыв за собой калитку, и пошёл к даче матери.
«Чепуха, собаки не плачут, — убеждал себя Виктор. — Всё будет хорошо, щенки и вправду быстро адаптируются, а он был у меня всего один день».
Вечером Энджи взяла телефон и набрала номер. Гудки шли долго, и она уже хотела отменить вызов, когда, наконец, отец взял трубку:
— Да, Энджи.
Густой отцовский баритон всегда заставлял сердце Энджи биться в два раза быстрее, полностью парализуя её волю и заставляя чувствовать себя маленькой нашкодившей девочкой.
— Здравствуй, папа, — запинаясь, ответила она.
— Слушаю тебя, говори быстро и по делу, я занят, — в своей обычной манере повел беседу отец.
— Да-да, — заторопилась Энджи, — я просто хотела тебе сказать, что нашла самого настоящего туркменского алабая, прямо оттуда.
— Из Туркмении привезён? — переспросил отец, и голос его немного потеплел. — Ты уверена?
— Да, его подарили одному человеку, а сейчас он у меня, то есть у тебя на даче.
— Отлично, — услышала она редкую похвалу и немного расслабилась. — Через неделю вернусь, отвезу его Валентине.
— Но он ещё маленький, совсем щенок… — начала было Энджи, но отец уже прервал разговор.
— Чёрт…
Она бросила телефон на соседнее кресло, ей стало душно и страшно, как будто её горло сдавили стальные пальцы, впрочем, так она себя чувствовала почти всегда после общения с отцом.
Братья возвращались в город, когда уже было совсем поздно. Виктор сидел нахохлившись и отвернувшись к окну, и к разговорам был явно не расположен.
Вадим изредка поглядывал на него и, чувствуя отчуждённость, ничего не говорил, но, в конце концов,  не выдержал:
— Эй, ну ты чего опять загрузился? Набери её, может, она уже отошла и ждёт не дождётся твоих извинений.
— Да я не из-за Нелли, — неохотно ответил Виктор.
— А чего тогда?
— На сердце прямо тяжело, ты бы видел его глаза.
— Чьи? — удивился Вадим.
— Шамана.
— Кого? — ещё больше удивился он
— Ну, щенка. Когда я уходил, он так смотрел, как будто я его предал, — пояснил Виктор.
— Прямо предал… Он и был-то у тебя всего один день, правда, набедокурить успел на год вперёд. Он же щенок, быстро привыкнет к новому хозяину.
— Да, и Энджи так говорит, что они быстро адаптируются. Я умом всё понимаю, а на душе будто камень лежит. Когда мы у неё были, он же от меня ни на шаг не отходил, как будто боялся, что я уйду.
Вадим не нашёл, что сказать, он был удивлён чувствительностью брата, это было непохоже на него.
«Действительно шаман, прямо околдовал нашего разумного, практичного Виктора», — подумал он.
Попрощавшись с Вадимом у подъезда своего дома, Виктор поднялся в квартиру. Включив свет, он грустно осмотрел свою безупречно чистую прихожую, затем зашёл на кухню поставить чайник и отправился в спальню переодеваться.
Зайдя в гостиную, увидел растерзанный абажур и свою разорванную книгу, так и валявшиеся на ковре, ведь утром в спешке он забыл их убрать. Подняв книгу, он сел на диван и задумался. Мысленно он неотступно видел перед собой молящие глаза Шамана.
Почти всю ночь Виктор не спал, ворочаясь с боку на бок и пытаясь избавиться от этого наваждения — как будто зовущего взгляда щенка, от которого он избавился.
«Да что же это такое? — спрашивал он сам себя. — Я, наверно, схожу с ума!»
Забывшись тяжёлым сном под утро, Виктор был разбужен телефонным звонком.
«Господи, ну кто это ещё с утра пораньше!» — с трудом разлепляя глаза, проворчал он.
Взглянув на часы, Виктор увидел, что время уже совсем не ранее, а, скорее, приближается к обеду. Взяв в руки умолкнувший телефон, он увидел, что ему звонил Сергей Константинович, с которым у него сегодня была назначена встреча по поводу нового объекта.
— Вот чёрт! — выругался Виктор, испугавшись, что опоздал на столь важные переговоры.
Ещё раз взглянув на часы, он облегчённо вздохнул, убедившись, что до встречи осталось ещё целых два часа.
Вскочив с постели и ополоснув лицо холодной водой, Виктор поставил вариться кофе и перезвонил Сергею Константиновичу.
Пока он разговаривал с потенциальным заказчиком, который звонил лишь для того, чтобы подтвердить время встречи, кофе сбежал, залив чёрной жижей всю плиту, чего не случалось ни разу за всё то время, что Виктор варил этот напиток.
Чертыхаясь, он вымыл плиту и уже не отходил от неё, пока не сварилась следующая порция. Наскоро выпив кофе, Виктор побежал в ванную комнату принять душ и чуть не ошпарился, когда из лейки неожиданно полился кипяток. Бреясь своей любимой острой бритвой, он порезался, а, надевая рубашку, второпях оторвал пуговицу на самом видном месте.
— Да что со мной сегодня такое! — в негодовании воскликнул Виктор, с остервенением бросив её на пол.
Время поджимало, и он поспешно покинул квартиру, оставив грязную посуду в раковине, рубашку с оторванной пуговицей на полу и не выключенный свет в прихожей.
Чуть не бегом побежав к машине, заднее сидение которой до сих пор было покрыто подозрительными пятнами, он завёл мотор и помчался на встречу.
Переговоры прошли очень хорошо, что даже удивило Виктора, потому что начало дня не предвещало удачи. Обговорив все условия, сроки и другие нюансы, стороны пришли к обоюдовыгодному соглашению и, подписав договор, пожали друг другу руки.
— Я очень рад, что мы с вами договорились, ваши рекомендации говорят сами за себя, — тряс Виктору руку улыбающийся Сергей Константинович. — Ждём вас с нетерпением, и поверьте, предоставим лучшие условия для работы.
— Я тоже рад нашему сотрудничеству, — пожал протянутую руку Виктор и, неожиданно для себя, добавил: — У меня вопрос по проживанию.
— Да, спрашивайте.
— Дело в том, что у меня… — Виктор было засомневался, но решительно продолжил: — У меня собака, щенок, это не вызовет неудобств?
— Да что вы! — с облегчением выдохнул Сергей Константинович, — Хоть крокодил. Мы вам выделяем отдельный домик, и там вы вольны хоть собаку держать, хоть леопарда. Никаких проблем.
— О, спасибо, тогда всё хорошо. Я готов выехать на объект через пару дней.
— Очень хорошо, просто прекрасно.
Распрощавшись с заказчиком, Виктор сел в машину и с лёгким сердцем поехал домой. Привыкший всё анализировать и продумывать до малейшего нюанса, он был сам удивлён тому, как спонтанно и бескомпромиссно принял такое решение. Слова сами вылетели у него изо рта, и лёгкость, которая пришла к нему после этого, говорила о том, что решение было принято правильное.
«Разберусь, со всем разберусь, — мысленно отгонял Виктор доводы разума, начавшие снова досаждать ему. — Главное, что малыш будет со мной. Сегодня же поеду и заберу его».
Виктор заехал в большой зоомагазин и застыл в растерянности перед огромными полками, на которых чего только не было.
— Вам помочь? — подошла к нему молоденькая продавщица.
— Наверное, да, — кивнул Виктор. — У меня есть щенок, и мне нужно купить всё необходимое, а я, честно говоря, ничего в этом не понимаю, буду рад помощи.
— Отлично, — обрадовалась девушка такому выгодному покупателю. — С чего начнём? С кормов?
— Даже не знаю, давайте с ошейника, — предложил Виктор.
— Хорошо, а какой возраст и порода? — деловито приступила к работе продавщица.
— Где-то три месяца, а порода — алабай.
— Алабай? Это большая собака, — закивала она головой. — Вот пройдите сюда.
Она подвела Виктора к полке, на которой было представлено огромное количество разных ошейников и поводков всех возможных размеров и цветов.
— Для щенка я бы вам посоветовала, помимо ошейника, ещё и шлейку купить, это для его же безопасности.
— Ну, если надо, значит, купим.
— Вы тогда корзинку возьмите, она вам пригодится, а лучше каталку, — воодушевилась продавщица.
— Хорошо, пойду возьму.
Ведя покупателя от полки к полке и давая ценные советы и рекомендации, предприимчивая девушка выполнила дневной план по выручке для магазина, а Виктора снабдила всем необходимым и не очень нужным для его щенка.
Загрузив пакеты и пакетики в багажник, начинающий ответственный собачник решил заехать перекусить, а затем уже отправиться за Шаманом.
Глава 4 
 
Ожидая свой заказ, Виктор вдруг впервые за весь день вспомнил про Нелли. Настроение его почему-то сразу упало, звонить ей не хотелось.
«Надо всё же позвонить, извиниться, сообщить, что уезжаю», — уговаривал он сам себя.
Набрав номер, Виктор ждал ответа, гудки шли один за другим, но Нелли не отвечала. Он уже хотел отменить вызов, как вдруг услышал знакомый голос:
— Алло, слушаю.
Голос Нелли был сух и показался Виктору неприятным.
— Здравствуй, Нелли, — сдержанно ответил он. — Я вчера не смог тебе дозвониться, хотел извиниться перед тобой за тот вечер. Как ты добралась до дома?
Нелли возмущённо задышала в трубку, а затем срывающимся голосом ответила:
— Надо же, тебя это всё-таки интересует? Добралась, не волнуйся. Что-нибудь ещё хочешь узнать?
Виктор откашлялся:
— Я хотел тебе сказать, что через пару дней уезжаю на новый объект, — и, секунду помолчав, добавил: — Вместе с Шаманом.
— Вместе с кем? — озадачилась Нелли, голос её был готов сорваться на крик.
— С Шаманом, с которым ты условно познакомилась, — мысленно ухмыльнулся Виктор, сейчас та ситуация почему-то показалась ему смешной.
Нелли, видимо, почувствовала его ухмылку и злобно зашипела:
— Тебе смешно? Может, ты это всё специально устроил, чтобы посмеяться надо мной? А что это тогда было в ресторане, или тоже шутка?
— Нет, конечно, не специально и не шутка, но, наверное, это к лучшему, — ответил абсолютно серьёзно Виктор.
— Что значит — к лучшему? Ты издеваешься?
— Нет, Нелли, не издеваюсь. Прости, если я обидел тебя, но… — он замолчал, подбирая слова.
— Что «но…»? — спросила Нелли, в голосе её слышались злые слёзы.
— Я думаю, что о свадьбе нам обоим стоит забыть, — выбрал, наконец, округлую формулировку Виктор.
— Как это забыть? Я уже маме сказала и подругам… — Нелли была в бешенстве. — Ты не можешь со мной так поступить!
Виктору стало её жаль, но отступать он не желал:
— Прости, но так будет лучше. Мы с тобой разные люди, я это понял, и уж лучше сейчас поставить все точки над i, чем потом серьёзно об этом жалеть.
— Да как ты смеешь! Да кто ты такой! Я сделала тебе одолжение… — начала было Нелли, срываясь на крик, но Виктор сбросил вызов.
У него остался очень неприятный осадок от этого разговора. Виктор чувствовал, что сильно обидел Нелли, а он не любил обижать людей, но в глубине души он был уверен, что поступил правильно.
Телефон зазвонил, бросив взгляд на экран, Виктор увидел улыбающееся красивое лицо и надпись: «Нелли». Привычно протянув руку, чтобы ответить, он тут же мысленно одёрнул себя. Виктор сидел неподвижно, ожидая, когда она сбросит вызов, но телефон всё звонил и звонил. Наконец, замолчал, но через минуту звонок возобновился, и то же лицо высветилось на экране. Виктор снизил звук до минимума.
Официант принёс заказ, но в горло ничего не лезло. Поковыряв вилкой еду и оставив щедрые чаевые, Виктор покинул кафе и поехал домой.
Выгрузив пакеты в прихожей, новоявленный собачник вытащил из одного ошейник, поводок и, подумав, шлейку. Покрутив её в руках, он так и не понял, как её нужно надевать на щенка, но всё равно сунул в сумку.
Туда же он положил маленький пакет с кормом и небольшую миску, затем, подумав,  добавил ещё и резинового петуха. Решив, что достаточно хорошо экипировался, он закрыл дверь и начал спускаться по лестнице.
В кармане снова зазвонил телефон.
— Да чтоб тебя, какая настойчивая, — раздражённо проворчал он и вытащил телефон, чтобы его выключить. Но, взглянув на экран, увидел, что звонит Вадим.
— Привет! — ответил Виктор на звонок.
— Здорово! Какой у тебя бодрый голос! Ну, что там у тебя с заказчиком?
— Всё хорошо, подписал договор, через два дня выезжаю на объект.
— Поздравляю, может, отметим? — искренне порадовался за брата Вадим.
— Нет, сегодня не могу, как раз выезжаю за Шаманом.
На другом конце повисла недоуменная пауза, затем послышался удивлённый голос:
— За Шаманом? Ты решил его забрать?
— Да, решил. Я всю ночь не спал, совесть замучила, и вот решил его всё же забрать. Он поедет со мной.
— Ну ты даёшь! — с некоторой долей восхищения воскликнул Вадим. — Слушай, захвати меня, прокачусь с тобой, не против?
Немного поколебавшись, Виктор согласился:
— Хорошо заеду минут через двадцать. Будешь готов?
— Да я уже готов, давай, жду.
Забравшись в машину брата, Вадим воодушевлённо хлопнул его по колену.
— Ну, братан, твой Шаман тебя околдовал, меняешься просто на глазах. А что Нелли? Звонил ей?
— Да, звонил, — сухо ответил Виктор.
— И? Снизошла она до тебя?
— Снизошла, — сказал, как отрезал, Виктор.
— Тьфу ты, опять застыл, как статуя. Давай колись, простила она ваши с Шаманом прегрешения?
— Мы с ней расстались, — не отрывая глаз от дороги, ответил Виктор.
Вадим изумлённо смотрел на брата.
— С тобой не соскучишься, то не нужен щенок, то нужен; то женюсь, то не женюсь, — усмехнулся он.
— Я вчера всё другими глазами увидел, ты был прав насчёт неё, — кинул взгляд на брата Виктор и опять уставился в лобовое стекло.
— Ну, если так, тогда ты поступил правильно, не расстраивайся, всё к лучшему, — потрепал его по колену Вадим и замолчал, видимо, переваривая все новости.
Когда они добрались до материнской дачи, то, как только приглушили мотор, сразу услышали высокий голос Энджи. Она рассказывала что-то, представляя всё в лицах, Екатерине Андреевне, и та покатывалась от смеха.
— Ой, ну какая же ты актриса, Энджи, перестань, а то помру от смеха, — просила она пощады.
— Добрый вечер! — почти хором поздоровались братья.
Екатерина Андреевна даже подскочила от неожиданности, увидев сыновей, поднимающихся на веранду. Видимо, их приезд оказался для неё совершенно незамеченным.
— Господи, напугали! — воскликнула она. — Энджи тут меня так веселит, что никакого кино не надо, — продолжила Екатерина Андреевна, вытирая слёзы, выступившие от смеха.
— Добрый вечер, Энджи! — поздоровался с девушкой Виктор.
Вадим просто приветственно кивнул.
— Добрый вечер! — натянуто улыбнулась тоже удивлённая Энджи.
— Сейчас чайник поставлю, чайку заварю. Энджи такой вкусный вишнёвый пирог принесла, — сказала мать, вставая из-за стола. — А вы что вернулись, забыли что-нибудь?
— Ну да, типа того, — ответил Виктор. — За Шаманом я приехал.
— За кем? — не поняла Екатерина Андреевна.
— За Шаманом. За щенком, которого я Энджи оставил, — он обернулся к Энджи: — Как он, с ним всё в порядке?
Энджи немного замешкалась, но тут же бодро ответила:
— Да, конечно. Хорошо спал, кушал, всё в порядке.
— Ну и прекрасно, тогда я вас провожу, а заодно и его заберу.
— Да, конечно, — как-то неуверенно протянула Энджи.
— В чём дело? — спросил Вадим. — Вы как будто не рады, что Виктор своего щенка решил забрать, или какие-то проблемы?
— Нет, я, конечно, рада, — захлопала ресницами Энджи, — просто я уже вроде как нашла для него дом. Мой хороший знакомый, чудный человек, так обрадовался, когда я рассказала ему об этом пёсике. Он собирался завтра за ним приехать. Такой человек хороший и с породой этой знаком, и участок у него большой. Жила бы там собачка припеваючи, но раз вы его хотите в квартиру забрать, чтобы он там один весь день сидел, то, конечно, я рада.
Энджи была явно расстроена, казалось, что она вот-вот расплачется.
Виктор и Вадим озадаченно переглянусь.
— Честно говоря, я не совсем понимаю вашей реакции, — начал Виктор. — Собака-то всё-таки моя, и я имею право передумать, тем более что у меня изменились обстоятельства.
— Да, конечно, вчера не знали, что с ним делать, а сегодня уже передумали, а что будет завтра? — совсем уже разошлась Энджи. — Собака — это вам не игрушка, сегодня хочу, завтра не хочу. Собаке нужна стабильность. Моя мама всю жизнь помогала собакам и искала для них дом, и вот вам бы, при такой переменчивости в решениях, она никогда не отдала бы собаку!
Энджи вытащила из сумочки тонкую золотистую пачку сигарет, розовым ногтем выудила одну из них и закурила.
— Что тут у вас за шум? — вышла на веранду со свежезаваренным чаем Екатерина Андреевна. — А ты разве куришь, Энджи? Вот не знала.
Вадим поднялся, взял из рук матери поднос и поставил его на столик.
— Иногда курю, — нервно стряхнув пепел за перила веранды и даже не заметив возмущённый взгляд своей дачной подруги, Энджи запальчиво продолжила: — А им говорю, что моя мама очень ответственно относилась к вопросу подбора владельцев для собак.
— Сейчас тебе пепельницу дам, не мусори, пожалуйста, — отчеканила Екатерина Андреевна и, желая быть справедливой, добавила: — Валентина Сергеевна-то, да, очень строгий и ответственный человек.
Взяв из шкафчика маленькую стеклянную пепельницу, она поставила её перед Энджи:
— А я и не знала, что Валентина Сергеевна собаками занимается, надо же, ни разу она об этом не говорила.
— Мама просто очень скромный человек, — кашлянув в ладонь, закивала Энджи.
— Да? — удивилась Екатерина Андреевна. — Мне она всегда казалась очень самоуверенным и, как бы это сказать, амбициозным человеком, но никак не скромным.
Тут же, видимо, не желая обижать Энджи, она пожала плечами:
— Хотя я могу и ошибаться, конечно, ты лучше всех знаешь свою мать. А, кстати,  что-то я её редко здесь стала видеть последнее время, с ней всё в порядке?
Энджи вздёрнула подбородок:
— Всё в порядке, просто она сейчас руководит папиным филиалом в другом городе, и там, в основном, и живёт.
— Ну, понятно, значит, дела идут хорошо, — начала разливать чай хозяйка. — Так что у вас тут за спор, молодые люди?
— Да вот Виктор за щенком приехал, а Энджи почему-то сильно против, — пожал плечами Вадим.
— Да я не против, просто… — недоговорив, та отхлебнула горячий чай.— Вы меня извините за резкость, — вдруг заговорила она, — конечно, сейчас пойдём и я отдам вашего щенка.
Энджи попыталась мило улыбнуться:
 — Просто если бы вы только знали, как собаки страдают от безответственности владельцев, если бы вы только знали… Простите меня, я так за них за всех переживаю!
— Это ты в мать, видно, пошла, — поддержала её Екатерина Андреевна. — Очень сердобольная женщина.
— Да-да, сколько она собак спасла от верной гибели, скольким нашла дом… — снова закивала Энджи.
Чай допивали в напряжённой тишине. Задор Энджи куда-то пропал, она сидела молча и была поглощена какими-то своими, явно невесёлыми мыслями. Екатерина Андреевна с сыновьями тоже молчали.
— Спасибо за чай, — поднялась, наконец, Энджи. — Мне пора, я жду важный звонок.
— Спасибо, мама! — поднялись за ней и братья.
— Вадим, вы тоже с нами? — удивилась девушка.
— Да, пойду тоже прогуляюсь, или вы против? — ставя стул на место, сказал Вадим.
— Нет, конечно, пойдёмте, — со вздохом ответила она.
Энджи не была расположена к разговорам и целеустремлённо шагала к своей даче. Братья, несколько недоумевая, молча шагали за ней немного позади.
— Подождите здесь, сейчас я его вынесу, — остановившись возле ворот, сказала Энджи.
— Хорошо, — удивлённо протянул Вадим.
Энджи приоткрыла калитку и, протиснувшись во двор, сразу закрыла её на замок.
— Что это с ней? — спросил Вадим. — Совершенно непонятная реакция, как мне кажется, даже во двор нас не пригласила, хотя у нашей матери торчит с утра до вечера. По-моему, это невежливо.
— У неё там двор охраняют такие жуткие псы, от одного их вида мурашки бегут по коже. В прошлый раз она их закрывала, а сейчас, видимо, не хочет, — объяснил своё понимание ситуации Виктор.
— Да я даже не про это. Как-то слишком близко к сердцу она приняла тот факт, что ты вернулся за своим щенком. Тебе не кажется?
— Да, странновато. Но мы его сейчас заберём, а там она пусть как хочет.
— Согласен, — кивнул Вадим. — Ну и домина, просто царские хоромы. Откуда у неё такие деньги?
— Это дача её отца, как она сказала.
— И кто её отец, интересно?
— Да откуда мне знать… Что-то она долго, — пнул ногой камешек Виктор.
Он подошёл к воротам и тут же отпрянул, так как они содрогнулись от мощного удара с другой стороны. Грозный рык не дал усомниться в том, что этот дом охраняется на совесть.
— Ого, там что, собака Баскервилей? — спросил удивлённый Вадим.
— Ну уж не меньше, это точно. Дьявол его зовут, или Демон, не помню, — отойдя от ворот, ответил Виктор. — Не хотел бы я с ним встретиться один на один.
— Ну, что ж, нам остаётся только ждать, — вздохнул Вадим. — Только зачем она нас заставляет это делать? Как-то всё это странно.
Но вот, наконец, во дворе послышалось какое-то движение.
— Демон, а ну, на место! — раздался грозный окрик.
— Там её мать, что ли? — спросил Вадим.
— Да нет, это Энджи, — усмехнулся Виктор.
— Вот так метаморфоза, — присвистнул Вадим.
— Я тоже был в прошлый раз удивлён.
Калитка загремела, приоткрылась, и в щель с Шаманом в руках протиснулась Энджи.
— Извините, что задержала, — сказала она, протягивая щенка Виктору. — Я же говорила, что у меня важный звонок.
Она избегала смотреть в глаза братьям, может быть, потому, что стеснялась своих заплаканных глаз.
— Что-то случилось? — спросил её Виктор, беря Шамана, который явно был рад к нему вернуться.
— Да нет, не беспокойтесь, семейные проблемы, — по-детски вдруг шмыгнула носом Энджи. — Удачи вам и до свидания.
Она развернулась и пошла к воротам, но вдруг обернулась:
— Виктор! Лучше не привозите его больше сюда. Никогда!
— Почему? — спросили братья хором.
Но она уже скрылась за воротами.

КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “История одного алабая. Шаман (печатная тв. переплёт)”

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *